Наука о Богопознании
 
Главная > Исследования > часть первая > В чём состоит (заключается) Царствие Божие? часть вторая
В ЧЁМ СОСТОИТ ЦАРСТВИЕ БОЖИЕ? часть вторая
Автор-составитель: архимандрит Иоанн (Захарченко)
 
 
Царство Божье или крещенская возрождающая благодать в её проявлениях, как самый главный признак, отличающий православных христиан от язычников, иудеев, магометан, а также католиков, протестантов, многочисленных сектантов, и тех из среды православных, которые не раскрывают сей благодати исполнением Божественных заповедей.
Раскрытие этой благодати, как цель всей нашей христианской жизни.
 
Архиепископ Серафим (Соболев) Прежде чем закончить наш труд, мы не можем не обратить внимание на тот вывод, который проистекает из всего сказанного нами.
Мы видели, что крещенская возрождающая благодать в её дивных проявлениях присуща только Православной Церкви. Поэтому эта благодать или (что то же) Царство Божье, есть главнейший существенный признак, которым отличаются православные христиане от язычников и иудеев, так как у них нет сей благодати. Хотя последняя и сообщается в католичестве, тем не менее и здесь нет Царства Божьего в проявлениях благодати Св. Духа, так как эта благодать не спасительна здесь, т.е. не может обнаруживаться в своих проявлениях, вследствие присущих католичеству ересей. И это понятно, ибо Апостол Павел сказал: -Но если бы даже мы или ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема- / Гал. 1, 8/.
В виду этого, хотя по апостольскому преемству внутренняя возрождающая благодать и сообщается в католичестве через таинства крещения и миропомазания, но, в силу указанных слов Апостола Павла, она здесь не действует, и принявшие эту благодать отлучаются от неё (точнее от её спасительного действия).
 
Благодать эта, хотя и остается в католичестве, но, в силу того, что Божественные дарования нераскаянны (т.е. непреложны) - уже не действенна и не спасительна.
Что касается протестанства и сектанства, то в нём нет ни апостольского преемства, ни таинства святого миропомазания. Следовательно, здесь нет даров Св. Духа, а вместе с этим, не может быть совсем и их проявлений. Ясно, что в протестанстве нет Царства Божьего или действенной благодати Св. Духа ни в её сущности, ни в её проявлениях.
Поэтому внутренняя возрождающая благодать является самым главным признаком, коим мы, православные христиане, отличаемся и от католиков и от протестантов.
 
Наконец, эта благодать Св. Духа, или Царство Божье, есть тот самый главный существенный признак, который отличает православных христиан, раскрывающих её исполнением спасительных заповедей, от тех православных христиан, которые не раскрывают её жизнью по заповедям. Поэтому первые, как обладатели Царства Божьего ещё в земной жизни, получат после смерти и страшного суда Христова спасение и вступят в вечное Царство славы, а вторые, как не раскрывшие в себе крещенской благодати исполнением заповедей, покаянием и смирением сердца, не войдут в Царство славы и навеки погибнут.
 
Пасха Есть и ещё один вывод, к которому приводит изложенное нами учение о Царстве Божьем.
Из этого учения явствует, что дарование нам внутренней возрождающей благодати Св. Духа или Царства Божьего, было целью страданий и смерти Христа, по учению Самого Господа /Иоан. 16, 7/.
Вот почему Св. Симеон Новый Богослов говорит: -То и было последней целью воплощённого Домостроительства, т.е. для того и воплотился Сын Божий, Бог Слово, и соделался человеком, да приемлют, как душу, благодать Святого Духа души тех, которые веруют в Него, яко Бога и человека... и да являются таким образом возрождёнными, воссозданными и обновлёнными через святое крещение, и соделываются тем, чем был первый человек прежде преступления, освящаясь благодатью Святого Духа в уме, совести и во всех чувствах так, чтобы после этого совсем не иметь уже растленной падением жизни, которая могла бы увлекать вожделение души к плотским и мирским похотям- /Слова преп. Симеона Нов. Богослова. вып. 1, Слово 8-е, стр. 70-71/.
 
Так учил о цели воплощённого Домостроительства Христова и преподобный Макарий Великий: -Кто старается уверовать и приидти ко Господу, тому надлежит молиться, чтобы здесь ещё приять ему Духа Божия, потому что Он есть жизнь души, и для того было пришествие Господа, чтобы здесь ещё дать душе жизнь - Духа Святого- /Наставления св. Макария Егип. Добротолюбие. т.1, стр. 222/.
 
Но если целью воплощённого Домостроительства Христова было дарование нам благодати Св. Духа, то ясно отсюда, что главною целью всех наших трудов и всей нашей жизни должно быть стяжание этой крещенской возрождающей благодати, что то же - Царства Божьего.
Вот почему тот же великий отец Церкви, святой Симеон Новый Богослов говорит: -Всё старание и весь подвиг его (праведника) должен быть обращён на то, чтобы стяжать Дух Христов, и, таким образом, приносить плоды Духа Святого. Ибо в этом и состоит духовный закон и благобытие- /Слова св. Симеона Нов.Богослова, вып. 1, Слова 2-е, стр. 25/. По словам св. Симеона: -Если не с той целью подвизается он (христианин), чтобы или получить благодать в первый раз через крещение, или, если имел её и она отошла по причине греха его, возвратить её опять через покаяние, исповедь и самоуничиженное житие, а (если) подаёт милостыни, постится, совершает бдения, молитвы деет и прочее не с этой одной целью, и не на сей один конец, но думает, что совершает славные добродетели и ценные сами по себе пред Богом добрые дела - то тщетно он утруждает и измождает себя- /Слова св. Симеона Нов.Богослова, вып. 1, стр. 156/.
-Всецело предавшие себя Богу, - поучает нас святой Ефрем Сирин, - должны по мере сил своих исполнять все заповеди, так как всем очевидно предлежит одна цель благочестия - именно, чтобы по вере и ревности о всех добродетелях сподобиться нам исполнения Духом Святым и приобрести совершенное освобождение от страстей, т.е. очищение сердца, производимое в душах верных и благочестивых освящающим Духом-.
Вот почему преподобный Серафим Саровский сказал, что -целью всей нашей жизни христианской является стяжание благодати Св.Духа-.
 
От составителя:
 
Но мы должны знать и помнить, что не только -Царство Божие внутрь нас есть- ещё на земле. Внутри нас есть и адские муки. Многие люди (а их большинство), отступившие от Бога, совершающие тяжёлые смертные грехи, погрязшие в смертоносных страстях - уже здесь на земле испытывают (предвкушают) адские мучения, т.е. жалуются, что у них тяжело на душе. Что это такое? Из-за греха и страстей в человека входят бесы и дают о себе знать, они ещё здесь, на земле, начинают мучить человека. И многие, вместо того, чтобы обратиться к Богу с покаянием, приходят в отчаяние и кончают жизнь самоубийством.
В наше время много молодых людей приходят на исповедь и говорят, что не хотят жить... В чём же дело? Ведь они совсем молодые, у них только всё начинается, а жить совсем не хочется. -Батюшка, очень тяжело на душе, просто ад, - говорят они. -А ты веруешь, что есть Бог?- -Нет, меня никто не привёл к Богу. Я жил самой современной жизнью, брал от жизни всё, что можно, в начале всё было хорошо, приятно, а потом появилась какая-то тяжесть на душе, которая стала постепенно усиливаться. К кому я только не обращался - и психиатрам, и психологам, и экстрасенсам - все говорят по-разному, но мне от этого не легче, и я решил уйти из жизни, так мне тяжело на душе. Но недавно встретился с верующим человеком, и он посоветовал мне пойти к священнику на исповедь-.
Святые отцы, старцы говорят, что для самоубийства есть только две причины: гордость (когда человек не хочет смириться со сложившимися обстоятельствами в жизни) и неверие в Бога и загробную жизнь.
/От составителя/
 
Случаи молитвенного погружения внутрь сердца старца Илиодора, замеченные его учениками.
 
Приведём пример, как Царство Божье ещё здесь на земле раскрывалось в самой подвижнической жизни святых людей. Слова Христа: -Се бо Царствие Божие внутрь вас есть-, стало реальным состоянием повседневной жизни для святых людей, Дух Святой вселился в их сердца и пребывал ещё здесь на земле, исполняя великой и неизреченной человеческим языком, радости.
Но для не знающих и не испытавших это состояние опытно и лично, совершенно не понятно, что это такое.
 
Пример заимствуем из жизни Глинского Старца Илиодора /Жизнеописание Глинского подвижника старца архимандрита Илиодора. Старец Илиодор (Голованицкий) родился в 1795 году. Подвизался в иночестве 65 лет, большую часть из которых провел в Глинской пустыни. Скончался в 1879 году/.
Альбом фотографий "Глинская пустынь и её Старцы" в двух частях
 
Глинский Старец архимандрит Илиодор При богатстве многих духовных дарований, которыми по благодати Божией старец Илиодор был обогащён, всегдашним упражнением в умно-делательной молитве он достиг сердечной чистоты настолько, что входил в молитву созерцательную, о которой говорит преподобный Исаак Сирин следующее: "Всякая, какого бы то рода совершаемая молитва, совершается посредством движения, но как скоро ум входит в духовные движения, не имеет там молитвы.
Иное дело - молитва, а иное - созерцание в молитве, хотя молитва и созерцание заимствуют себе начало друг в друге. Молитва есть сияние, а созерцание - собирание рукоятей, при котором живущий производится в изумление неизглаголанным видением - как из малых, голых, посеянных им зёрен вдруг произрастали пред ним такие красивые классы" /Исаак Сирин. Слово 16/. О таковых для нас непостижимых благодатных действиях рассуждать и определять представлялось только святым отцам, по опыту знающим подвиги умного делания и по божественной благодати входящих в созерцание. Так о сем говорит тот же Исаак Сирин: -Не у всех сия рассудительность, а только у тех, которые сделались зрителями и служителями дела сего или учились у таковых отцов. Из уст их познали истину и в сих и подобных сим изысканиях провели жизнь свою-.
 
Мы не берём на себя смелость объяснять для нас непостижимое, но, бывши свидетелями многих благодатных проявлений у старца Илиодора, которые от избытка благодатного богатства, обитающего в его душевных сокровищницах, износились наружу в свойственных видах, о которых будет сказано впереди, утверждаем, что таковые проявления свидетельствуют, что старец Илиодор действительно вводился в созерцательную молитву.
Вследствие всегдашнего пребывания в умно-сердечной молитве, он часто погружался внутрь себя, пребывая в молчании, беседовал в своём сердце к пресладкому Иисусу. В таких случаях, если здесь присутствовали близкие его ученики, то никто из них не нарушал его молчания.
 
Иногда бывали такие проявления.
Когда старец Илиодор, беседуя со своими учениками, рассказывал им о различных действиях благодати, действующей во св. подвижниках, как древних, так и современных ему, то приходилось касаться и тех благодатных проявлений, коих он сам сподоблялся. Беседа простиралась и входила глубже, следовательно, ум его начинал ощутительнее соприкасаться виденного и простирался к духовному зрению.
Вдруг беседа прекращалась, старец опускал голову на грудь в молчании или склонялся челом на руку, лежащую на столике, и пребывал в таком положении довольное время. Следовательно, ум его был восхищен в иную, непостижимую для нас область, предстоя невидимому .
/Как скоро ум сподобится ощутить будущее блаженство - забудет он и самого себя, и всё здешнее, и не будет уже иметь в себе движений к чему-либо /Исаак Сирин. Ел. 16, стр. 71/.
Тогда присутствующие ученики сидели в благоговейном молчании. Затем через несколько времени старец подымет голову, откроет глаза, поведёт взор по присутствующим и скажет:
-Ах, братия мои добрые, простите меня, старика, я, кажется, соснул-.
Но и по чертам лица его не было заметно сонного расслабления. Такими извинениями он всегда прикрывал своё сокровенное внутрь сердца в Боге пребывание.
 
Иногда старец Илиодор, водимый молитвенным течением, так глубоко погружался, что в то время бывало как-то страшно его тревожить. Он сидел, углубившись, имея очи открытыми, но ничего совершенно не замечал; всё окружающее было для него чуждо. Ум его витал где-то в иной области. Если в то время случалось его нечаянно тронуть и тем прервать его созерцание, то он как бы в некотором испуге очнётся, осмотрится, потом скажет тронувшему:
-Ах, брат! Как ты меня испугал!- и начнет рассматривать, кто здесь находится.
Поэтому, если в такое время требовалась какая-либо необходимая нужда спросить его о чем-либо, то, подходя к нему издали, нужно было кашлянуть или ещё как-нибудь дать знать о своём к нему приближении, чтобы не вдруг его беспокоить.
/Когда молитвенное чувство взойдет до непрерывности, тогда начинается молитва духовная, которая есть дар духа Божия, молящегося в нас. Последняя степень молитвы постигаемой. Но есть ещё непостигаемая молитва или заходящая за пределы познания (так у Исаака Сирина). Путь ко спасению. Еп.Феофан, образ сердц., стр. 242/. Известный святитель Феофан о таковом состоянии говорит так: -Как луч солнца уносит каплю росы, так и Господь восхищает дух, прикасаясь к нему-. -Взя ми дух, - говорит пророк. Многие из святых бывали постоянно в восхищении к Богу, а на иных дух нападал временно, но часто" /Путь ко спасению, восхощ. к Богу, стр. 301/.
 
Было сказано, что старец Илиодор страдал ногами, которые от сильного отёка распухли и были весьма тяжелы. При том же одна нога его была вывихнута. Если он ложился на койку, то без особых усилий не мог их поднять, в таких случаях требовалась помощь. Вследствие старческой слабости и болезни он не мог уже стоять, а больше лежал, но в лежачем положении пребывал всегда в сосредоточенной молитве.
Не раз приходилось его видеть лежащего в таком положении. Он лежал вверх лицом, руки и ноги протянуты благообразно, уста сложены, глаза закрыты; все члены в таком порядке, в каком бывают у человека, благоговейно стоящего на молитве. Ни один член не имел ни малейшего движения. Тихое медленное дыхание подымало его грудь, которая равномерно волновалась от сдерживания, для сосредоточения внутренней тишины молитвенного священнодействия.
На чертах его лица не было признака сонливости, а напротив, бдительное бодрствование. Лицо румянилось, как у невинного младенца, и на нём видна была какая-то непостижимая светлость в виде бело-светлого воздуха, которая как бы проникала его тело и при том же исходила из него, от этого издавалось от его лица тончайшее неуловимое белосветное сияние. Древние называли это просиянием лица. Такое усиленное проявление приходилось видеть, правда, не часто, а в меньшей мере нередко.
Пишущий это имел возможность наблюдать указанное проявление потому, что, прислуживая старцу, входил в его келью во всякое время тихо, стараясь не нарушить покоя. Указанные проявления приходилось видеть, когда старец оставался наедине в душевном безмолвии и погружался молитвенно внутрь сердца. Исаак Сирийский говорит: -Кто зрение ума своего сосредотачивает внутрь себя самого, тот зрит Владыку своего- /Еп.Феофан, отр., Исаак Сирийск., стр. 264/.
 
В начале, по своей неопытности, я не понимал и удивлялся, что старец по временам изменяется и бывает настолько хорош и привлекателен, что не желал бы от него отвести своего взора. Таковый его образ напечатлелся в моей душе неизгладимо. Но для меня уяснилось это тогда, когда я услышал от старца рассказы о некоторых подвижниках, у которых от действия внутренней молитвы наблюдались вышеописанные благодатные проявления.
Подобное сему видел и монах Геласий /бывший игумен, настоятель Кизлярского монастыря в Тверской области/. Он говорит: -Однажды старец был болен. Придя навестить его, я вошёл тихо в его келью, вижу, он лежит в койке как бы спящим. Лицо его блистало необыкновенною белизною. Черты лица его показывали тихую радость. Грудь медленно волновалась, подымаясь высоко от сдерживания дыхания. Он лежал лицом вверх, с опущенными вниз руками, как бы стоящим на молитве. На лице не замечалось сонливости, а напротив виделось внимательное сосредоточение-.
Надо верить, что и другие братия видели в старце таковые или другие благодатные проявления.
 
Старец Илиодор, в предостережение другим, говаривал, что подвизающемуся внутренним духовным подвигом нужно быть всегда на страже, прилежать глубокому смирению и не полагаться на самого себя. Если таковый ощутит какие-либо сверхъестественные проявления, то не вдруг уверяться, а нужно открыть опытному и рассудительному, если окажется таковый, и проверить, чтобы не принять подлога вместо истины. Если же такового не окажется, то нужно выжидать, не уверяясь, предоставив времени выяснить.
Он рассказывал следующее: -Некто, продолжая молитву в сердце своём, вдруг однажды увидел сердце своё, объятое огненным пламенем. Три дня повторялось такое видение. Но, так как здесь не оказалось никого из опытных подвижников, имеющих дар духовного видения, которому бы открыть, чтобы он мог проверить и определить такое видение, то видевший, полагаясь на волю Божию, оставил его без внимания. Опытные подвижники дают в таких случаях совет такой: в чём ты не уверен, тому не уверяйся, хотя бы оно было и истинно, чтобы не быть обманутым. Если же из опасения быть обманутым не поверишь истинно благодатному явлению, то не погрешишь-. Этот некто, видевший своё сердце, объятое огненным пламенем, был сам о.Илиодор.
 
Однажды М.Г. пришел к старцу Илиодору поздно вечером. -Старец в это время, - рассказывал М.Г., - сидел в своём кресле, одет в овчинную шубу, опершись на стол, на котором пред ним горела стеариновая свеча. В одной руке он держал ручную свечу, а в другой газету (старец интересовался военными событиями).
Мне показалось, он был погружён в чтение так, что не заметил моего прихода. Не желая беспокоить старца, я сел против него на стуле, ожидая, пока он окончит своё чтение, но он сидел в одном положении, имея глаза открытыми, смотрящими в газету неподвижно, а на лице его показалось какое-то необычайное отражение. Таким образом просидел он при мне долго. Затем руки его с газетою и свечою начали незаметно опускаться и приближаться к горящей стеариновой свече. Я почему-то не догадался отодвинуть свечу, а начал поддерживать газету, чтобы не загорелась. Но рука старца всё более и более клонилась к горящей свече и, наконец, газета в его руках вспыхнула, а при этом загорелся рукав его шубы, а он всё так же казался читающим. Я бросился и схватил его за руки и начал тушить. Старец вздрогнул, взглянул на меня, видимо, не понимая в чём дело. Но, ощутив болезнь от жжения огня, проговорил: -Ах! Ты меня испугал; да и руки обжёг-. Затем, осмотревшись, добавил: -Вот дурень-то я какой: и не вижу, что рукав загорелся-. Затем лег на койку и успокоился-.
 
Таковых случаев глубокого молитвенного погружения бывало очень много. Окружающие его, если замечали что-либо подобное, оставляли его в покое, чтобы он не прерывал своего созерцания.
И.И. рассказывал, что, когда был ещё молодым послушником, ему часто приходилось, наедине со старцем, в тишине ночной выслушивать от него беседы, в которых, между прочим, старец рассказывал о благодатных действиях, бываемых при умной молитве. При таких беседах видно было, что чувство молитвенного течения, накоплявшееся у старца, как бы силою увлекало его внутрь сердца, от чего он, прерывая беседу, склонялся на свою руку челом на стол и погружался в молитву и пребывал в таком положении иногда продолжительное время.
 
Однажды, беседуя, старец склонил голову на руку, лежащую на столике, и погрузился в сердечную молитву. Я, по своей неопытной юности, думал, что старец, склонившись, спит. Но, не желая беспокоить старца, я сидел терпеливо, ожидая, когда старец поднимет голову, чтобы взять у него благословение и удалиться на отдых. /Существовал такой обычай, чтобы, уходя от старца, брать у него благословение/. Прошло около двух часов, приближалась полночь, а старец всё находился в том же положении. Мне, сидящему, не раз приходил искусительный помысл разбудить, как мне казалось, спящего старца, чтобы принять от него благословение и уйти на отдых. Но, благоговея к нему, я не поддавался этому искушению, не решался его тревожить.
Около полуночи старец поднял голову и, увидя меня, сидящего, сказал: -А ты, чадо, ещё сидишь? -Сижу батюшка, - сказал я. Старец несколько помолчал и начал говорить: -Не приходилось ли тебе, чадо, читать в древних отечниках, как один ученик сидел у своего старца, когда сей, склонившись, уснул. Ученику семь раз приходил искусительный помысл, чтобы разбудить старца, но он мужественно сопротивлялся помыслам и не послушал их, а старец видел, что ученик его был увенчан седьмью венцами? -Нет, батюшка, - сказал я, - я об этом не читал-. -Ну, иди, отдохни, Божие благословение да будет на тебе-.
На другой раз опять, так же вечером, поздно, старец Илиодор, беседуя, склонил голову и погрузился в молитву. Прождав долго, вижу, что старец находится в том же положении; мне казалось, по неопытности, что он спит, я начал малодушничать, помыслы смущали меня, понуждая разбудить старца. Вначале я не решался, а далее не устоял, решился разбудить его и начал говорить: -Батюшка, благословите!- Старец молчал. Думая, что он не слышит, я повторил громче: -Батюшка, благословите уйти, уже поздно!- Старец молчал. Я ещё громче возвысил голос: -Благословите, батюшка, уйти, скоро полночь-. Старец, желая вразумить меня, поднял голову, взглянул на меня - этот взор его был полон негодования. Он сказал: -Разве я не знаю, когда тебе нужно уходить?! Ступай, бестолковый дурень!- Тогда я увидел и понял ясно, что старец не только не спал, а даже не дремал, никакой сонливости не было заметно у него. Я понял, что я поддался искушению, вышел от старца, скорбя и укоряя себя за свое малодушие.
 
От составителя:
 
Несколько слов о нынешнем положении современного человека (в особенности молодежи).
Человеку по его природе свойственно стремление к внутреннему умиротворению, исканию чего-то сладостного, приятного, покоя. Но, потеряв Бога, а, следовательно, и утратив истинные пути к достижению этого внутреннего покоя, человек стал искать его в ложных средствах, которые, не замедлив, предоставил ему диавол.
Эти средства можно назвать суррогатами, заменителями Божественной благодати. Они общеизвестны: наркотики, алкоголь и множество других страстей и пристрастий, такие как - компьютерные игры, телевизор, интернет и много, много другого, что совершенно убивает не только душу, но и разрушает тело.
 
Почему современный человек так легко поддаётся, привязывается к этим душегубительным страстям? Объяснение простое - здесь не нужен подвиг борьбы "даже до крови" против греха и страстей. Принял дозу наркотика, выпил алкоголь и всё прекрасно, весело, на седьмом небе.
Человек не задумывается, что, начав принимать наркотические средства, он этим самым уже подписал себе смерть не только земную, но и вечную.
Поэтому Христос особенно подчеркнул, выделил слова: -Мир Мой даю вам; не так, как мир даёт, Я даю вам- /Иоан. 14, 27/. Мир Христов - внутренний. Святые люди, подвижники, получали его не сразу, но после великих битв со грехом, страстями и бесами. И только после этого, по мере очищения внутреннего человека от греха и страстей, то есть после примирения с Богом, они получали этот внутренний и непоколебимый Христов мир, или вселение Бога, Духа Святого. -И Мы приидем и обитель у него сотворим, - сказал Христос.
Но кто сейчас способен на таких битвы и подвиги? Единицы. Куда приятнее наркотики, алкоголь и прочие плотские наслаждения, без всяких трудов и битв. Ну что же, что посеет человек, то и пожнёт. Выбирай сам.
 
Богопознание. С крещенской возрождающей благодатью связано и Богопознание. Богопознание - есть наука из наук и художество из художеств, сказали святые отцы из личного своего опыта. Богопознание - это внутренняя жизнь, это непрекращающаяся брань со страстями и невидимыми врагами нашего спасения (бесами). Так, например, наркоман, приняв дозу, чувствует действие этого вещества в своём организме. Так и подвижник, живя подвижнической жизнью, опытно познаёт и действие страстей и последствия соделанного греха и бесконечную мысленную брань от бесов. Но он также в этой - невидимой со стороны - брани , познаёт и действие Бога, Его благодати. Святые отцы говорят, что пока человек не почувствует, опытно не переживёт действие благодати Святого Духа, он остаётся неверующим. Он не знает, что такое Бог.
Отсюда диспуты между верующими и неверующими абсолютно бесполезны, они ни к чему не приводят, разве только к пустой взаимной перепалке слов и споров. Для подтверждения истинности этого положения приведём такой пример. Привели двух человек, один из них слепой от рождения, другой зрячий. Поставили их рядом перед солнцем и спросили, сначала слепого: -Что ты видишь перед собой?- -Ничего не вижу, - скажет слепой. Зрячий, конечно же, скажет: -Вижу солнце-. Оба эти человека говорят правду, но только, конечно же, свою правду. Так и в отношении веры, Богопознания. Человек, имеющий опытное знание Бога, говорит свою правду - или своё знание о Боге. И свою правду говорит человек, не имеющий такого знания. И спорить или доказывать здесь свои знания абсолютно бесполезно, они оба говорят правду. Первый опытное познание Бога, второй незнание Бога.
 
Учёные. Во все времена ученые были верующие и не верующие. Вера и неверие у них были не от учёности, а совершенно от других факторов или причин. Но у тех ученых, которые были верующими - вера и Богопознание были скорее умные, а не духовно-опытные, так как подвижнической жизнью им заниматься было некогда, они всю жизнь посвящали физическим, естественным наукам.
Те учёные, которые не были подвержены различным идеологиям и имели рассудительный, проницательный ум - приходили к признанию бытия Бога и к тому, что мир сотворён Богом. Ибо, как говорит псалмопевец: -Небеса поведают славу Божию, творение же руку Его возвещает твердь-.
Поэтому нам не стоит обращать излишнее внимание (в отношении познания Бога) на то, что такой-то учёный сказал так и так. Настоящими учёными в области Богопознания являются святые Отцы и Преподобные. Это и есть истинные учёные в этой области, в них нет лукавства.
/Вставка от составителя/
О клятвенном слове и анафеме.
 
Некрещёные, а, следовательно, не имеющие благодати Святого Духа, а также не очистившие сердце своё от греха и страстей, не могут зреть лик Божий и после смерти. -Блажени чистии сердцем, ибо они Бога узрят-.
Такая же участь ждёт и клятвопреступников.
 
Об этом ещё один рассказ из жизни Глинского старца Илиодора.
Старец Илиодор во время беседы с братией часто предохранял от увлечений, опасных для души. Особенно это касается языка (наших речей), чему мы часто не придаём значения, как маловажному. Но это, по нашему невниманию маловажное, бывает причиной великих бедствий не в настоящей только жизни, но и в загробном мире.
Такому несчастью, говорил старец, мы подвергаем иногда себя или других, когда произносим неразумную клятву, когда в раздражении гневном или по глупой привычке, произносим проклятия на нашего ближнего. Таковая клятва иногда падает на проклинаемого, иногда на самого проклинающего. А всякий, на ком лежит клятва, есть связан, и, если она не будет разрешена, таковый не узрит лица Божия.
Нехорошо всякому, кто бы он ни был, произносить слово проклятия, но ужаснее всего, если эту слабость имеют родители, духовники, начальствующие и вообще - облечённые духовной властью. Для удостоверения сказанного старец Илиодор приводил следующий рассказ.
 
-Во время моего настоятельства в Рыхловской обители, - говорил старец, - был там духовник строгой жизни, но неразумно усвоил он себе нехорошую поговорку: если кто ему, бывало, в чём противоречил, на того он говаривал:
-Анафема ты, братыш.
По своей простоте он своим словам значения не придавал, а посему, при частом употреблении этих слов, они ему обратились в привычку. Духовник этот заболел к смерти; его напутствовали Святыми Таинствами, и он почил мирною кончиною. На третий день после кончины, поздно вечером, я прилёг уснуть. Не успев забыться дремотою, вижу: у дверей моей спальни стоит умерший духовник. Я обратился к нему с вопросом:
-Ты ли это, отшедший от нас? Назвал его по имени.
-Я, - ответил тот.
-Какая причина твоего к нам прихода?
На это было молчание.
-Если ты, - говорю ему, - обрёл у Господа милость, то, когда предстанешь пред лицо Его, помолись за меня.
-За тебя первого.
-А видел ты лицо Божие?
При этом вопросе он взглянул на меня: взор его сделался мрачным и печальным, а волосы его показались быстро растущими.
/Замечено, что на Св. Афонской Горе у умерших бутуков (т.е. у находящихся под клятвой), тела которых не подвергаются тлению, отрастают волосы и ногти/.
 
При этом я воспрянул, оградив себя крестным знамением.
На вторую ночь повторилось то же самое со всеми подробностями. Повторение заставило меня задуматься.
На третью ночь опять явился умерший в том же виде и при тех же вопросах и ответах: -За тебя первого-. А на вопрос, видел ли ты лицо Божие, он делался печальным и мрачным, и волосы его отрастали. Всю ночь провел я без сна, размышляя об умершем, который является ко мне в третий раз, понятно, не без причины. Надо полагать, на нём лежит духовная тягота, связывающая его душу, вследствие чего он не может явиться пред лицо Божие, а посему ищет помощи. Но как ему помочь?
 
Я обратился к Господу, прося Его вразумить меня в этом деле, и начал обдумывать жизнь почившего. Меня остановила мысль о его привычных словах: -Анафема ты, братыш-, за которые ещё при жизни я делал ему замечания. На сей мысли пришлось задержаться.
Утром я спросил духовника, напутствовавшего почившего, как он, отходя в загробную жизнь, исповедовался.
Духовник сказал, что последняя исповедь была в твёрдой памяти, сознательная и с такими подробностями, как больше не может быть.
-А каялся ли он в том, - сказал я, - что на многих произносил -анафема ты, братыш-?
-Нет, этого не говорил, -сказал духовник.
Теперь стало понятно, что это должно и есть. Произнося безрассудно анафему, он сам подпал под свою анафему и есть отлучён.
-Третью ночь является, - сказал я духовнику, - не даёт покоя, должно быть, ищет помощи. Надеясь на милосердие Божие, будешь пещись о его душе. Пойди, отче, на могилу почившего, помолись, помня, что почивший имел неосторожность произносить анафему. За сию немощь его прочитай разрешительную молитву.
Лишь духовник всё это совершил, умерший более не являлся.
 
И ещё один рассказ из жизни Глинского старца Илиодора.
Один из учеников старца Илиодора, М., сказал ему, что его тётка, простая деревенская женщина, расстроенная семейными обстоятельствами, произнесла на своё малолетнее раскапризничавшееся дитя какую-то клятву.
Дитя отошло в угол избы, присело и тут же испустило последний вздох.
Старец Илиодор, выслушав его, сказал: -Определение Божие свершилось. Суд матери утвердил Господь на сынех- /Прем. Иисус. Сын. Сер. г.3, с.2/. Но неразумная мать, неосторожностью своей навлекшая смерть невинному младенцу, при этом ещё его и связала своею клятвою-.
Затем сказал рассказавшему этот случай: -Пойди, скажи этой женщине, пусть она пойдёт на могилу своего дитяти, помолится и пусть перекрестит могилу, произнося следующие слова: "Бог тебя простит, и я прощаю и разрешаю во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь". Таким образом дитя будет разрешено от материнской клятвы-.
Старец утверждал, что мать может связать своих детей клятвою, она же может разрешить эту клятву.
 
Третий рассказ из жизни Глинского старца Илиодора.
Исполняя заповедь Божию о любви, старец Илиодор был очень сострадателен к нуждам ближнего. Сострадательность, внедрившаяся в его душу, проникла всё его существо до такой степени, что скорбь ближнего была его скорбью, и, напротив, утешение ближнего было его утешением. Посему можно судить, что, если он был настолько сострадателен к находящимся в настоящей жизни, то тем более заботился он об участи почивших и их жизни загробной. Если требовалась таковым помощь, он для сего был готов на все жертвы. Действительность сказанного подтверждает следующий факт.
 
При жизни старца Илиодора в Глинской пустыни жил на покое архимандрит Т-н. Сей последний однажды, совершая Божественную литургию, имел несчастье нечаянно пролить освященные Дары. Подобный несчастный случай был ещё с иеросхимонахом Н-м. Старец Илиодор многократно уговаривал их донести об этих невольных погрешностях архиерею, чтобы получить от него разрешение. Он доказывал им, что духовник не имеет власти разрешать этот грех, потому что он подлежит архиерейскому суду. Но они, к прискорбию, отнеслись к таковому убеждению легкомысленно. Полагаясь на разрешение духовника, остались при своих убеждениях.
По истечении некоторого времени скончался один из них, а затем скоро и другой. Старец Илиодор, будучи уверен в их несчастном положении в загробной жизни, скорбел, воздыхал, сокрушался и молился за них, но всего этого считал недостаточным для помощи связанным душам. Болезнуя о них сердцем, он часто говаривал: -Ах! Как страшно! Как ужасно в загробном мире быть связанным и не видеть превожделеннейшего лица Божия! О, бедные, бедные мы! Как бываем невнимательны к себе! И как подвергаем себя тяжёлой участи, а все потому, что не хотим смириться и объявить свой грех-.
При этом он утверждал, что, если они не будут разрешены властью архиерейскою, то могут остаться связанными на всю вечность. А это самое не давало покоя его сострадательной душе.
 
Для разрешения такового дела он изыскал средства, которые доступны только таким, о которых говорит преподобный Иоанн Лествичник. -Есть, - говорит он, - мужественные души, которые от сильной любви к Богу и смирения сердца покушаются на делания, превосходящие меру их- /Слово 26, отд. 121/.
Подобно сему, старец Илиодор был понуждаем любовью к Богу - к исполнению заповеди о любви к ближнему, по словам своего Спасителя, рекшего: -Больше сея любве никто же не имать, да кто душу свою положит за други своя- /Иоан. 15, 13/. Желая подать помощь связанным душам своих почивших собратий, решился принять вину их погрешности на себя. Он сделал донесение о бывших несчастных случаях с умершими Преосвященному Сергию, тогда епископу Курскому, пояснив всё подробно. И просил владыку вменить эту вину ему и наложить на него соответствующую епитимию, а души умерших разрешить данною ему архиерейскою властью.
 
Внимательнейший архипастырь с радостью исполнил душеспасительное желание старца, на его донесении написав разрешение умершим в следующих выражениях: -Души, отшедшие от мира сего без разрешения, Аз, архиерей, данною ми властью от Господа нашего Иисуса Христа разрешаю от уз, ими же себе связаша-. Затем на старца положил епитимью на пятнадцать дней по пятнадцать коленопреклонных поклонов и послал разрешающую резолюцию старцу Илиодору. Владыка знал, что старец был уже весьма дряхл и что ноги у него были распухшие, великих земных поклонов полагать уже не мог, посему назначил ему в епитимьи поклоны коленопреклонные. Надо было видеть с какою радостью старец получил от архиерея это святое рукописание, разрешающее умерших. Он радовался, как невинный младенец, несколько раз перецеловал строки, мысленно лобызая разрешающую руку архиерея, прилагая к своему сердцу. Слёзы радости струились по убеленным его ланитам. От избытка чувств, воссылая славу и благодарение Богу, он повторял в духе радостного умиления:
-Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Спасителю наш! Буди Имя Твое благословенно во веки веков. Ныне братия наши в оном мире разрешены и торжествуют со святыми во Царствии Божием-.
 
Несмотря на болезнь своих ног, по причине которой старец Илиодор не мог уже без посторонней помощи опуститься на колени, а равно и подняться, выполнял возложенную на него епитимию с горячим усердием.
Всему сказанному был личный свидетель пишущий эти строки, которому приходилось помогать старцу подниматься с колен. Повесть эта свидетельствует, насколько старец был проникнут любовию Евангельскою.
После сказанного в скором времени Преосвященный Сергий, объезжая свою епархию, посетил Глинскую пустынь. Старец Илиодор, желая представить монастырским священнослужителям случай услышать суждение архиерея, в присутствии старшей братии обратился к владыке с вопросом:
-Может ли духовник разрешать священнослужителя, который подвергся несчастью пролить Святые Дары?-.
На это архиерей сказал: -Как не имеет власти духовник рукополагать в сан диакона, так и не имеет власти разрешать пролившего Святые Дары: это принадлежит архиерейскому суду. Посему все те, которые имели несчастье подвергнуться этому греху и не поискали разрешения от архиерея, будут связаны. Духовники, не имея на то власти, если берутся разрешать таковых, то поступают неблагоразумно, разрешение таковых духовников недействительно. А почему бы, - продолжал речь владыка, - не донести архиерею, чтобы получить от него разрешение? И хотя бы и епитимию в несколько поклонов! Всякому известно, что никто не решается намеренно на такую погрешность. Грех это невольный, попускаемый нам за наше недостоинство-.
Затем владыка обратился к присутствующим старшим братиям и сказал: -Передайте от меня всем священнослужителям вашей обители: если кто из них подвергнется таковому несчастному случаю, пусть они непременно доносят мне без всякой боязни. Я знаю, что некоторые из них, по своей простоте избегая официальных донесений, стесняются своего настоятеля. Таковым скажите, что я им дозволяю доносить от себя лично частным письмом. Разрешения таковым я буду обратно адресовать на того, от кого донесение получено-.
Надо удивляться снисхождению и глубокому вниманию сего архипастыря, который, заботясь, чтобы кто не остался связанным из его пасомых, дозволил обходить стесняющие официальности. И действительно случилось, что он полагал разрешительные резолюции на простых письмах с назначением тайной епитимии и отправлял на имя иеромонаха или иеродиакона.
 
Главная > Исследования > часть первая > В чём состоит (заключается) Царствие Божие? часть вторая
 
Автор-составитель: архимандрит Иоанн (Захарченко)
 
Копируя материалы, пожалуйста, поставьте ссылку на сайт bogopoznanie.science /о. архимандрит Иоанн (Захарченко): arhioann@yandex.ru/
Авторские права.
наука о Богопознании
 
© Copyright Архимандрит Иоанн (Захарченко). Русская Православная Церковь. Россия, г. Сергиев Посад.