Наука о Богопознании
 
Главная > Статьи > Одержимая. Рассказ священника.
ОДЕРЖИМАЯ. РАССКАЗ СВЯЩЕННИКА.
Составитель: архимандрит Иоанн (Захарченко)
 
Хочу рассказать одно давнее событие из моей священнической практики, и за достоверность его ручаюсь моей священнической совестью и преклонностью лет, а также уверен, что, если есть в живых современники бывшего события, то они подтвердят сказанное мною.
 
Богопознание, молитва

Сорок лет назад поступил я священником Старобельского уезда в слободу Городище, находящуюся в одной версте от границы Войска Донского.

Слобода эта в половине прошлого столетия населена была выходцами из Полтавской, Черниговской и Харьковской губерний. Все они - малороссы, народ простой, верующий; ведут жизнь патриархальную; в семье сохраняют почтение к родителям и старшим; к церкви и пастырям - усердны и уважительны; властям - послушны.

В первый год я ещё не успел практически ознакомиться с обязанностями священника.

Однажды приходит ко мне поздно вечером крестьянин моего прихода Алексей Водоложский и просит исповедовать и приобщить Святых Таин его больную жену Агафью. Немедленно, взяв Святые Дары, я отправился с ним в его дом.

 
Избы, или по-малороссийски, хаты, в той местности большей частью разделены перегородками на две части: в первой ставятся св. иконы, и всё держится чисто, а во второй за перегородкой устраивается кухонная печка и подмостки вместо кровати. Больная лежала на подмостках. Я обратился к ней: "Слушай молитвы к исповеди и ко Св. Причащению".
 
По окончании молитв, когда все вышли из комнаты, я подошёл к ней ближе.
 
Она мгновенно подхватилась, села и, устремив на меня сверкающие глаза, заскрежетала зубами и неистово вскрикнула: "Зачем?? Кто тебя звал?? Вон уйди!" Она сжала кулаки и готова была броситься на меня.
 
В первый момент какой-то огонь пробежал по всему моему организму, и я крепко смутился. Но тотчас вспомнил рассказ отца моего, бывшего священником более сорока лет, о том, как он успокоил одного подобного больного, возложив на него дароносный Крест (Крест, в котором положены Св. Дары).
 
Едва я коснулся больной, она упала на спину и закрыла глаза. Я положил Крест ей на грудь и стал громко читать молитву "Да воскреснет Бог".
 
В это время с больной происходило удивительное явление: грудь находилась в спокойном состоянии, а в руках и спине происходило такое конвульсивное движение, будто бы эти части тела были совершенно отделены от груди. Продолжалось так минут десять. Потом она страшно зевнула с тяжёлым стоном, открыла глаза и слабым голосом сказала: "Батюшка, родной, это Вы?"
 
-Да, я уж давно пришёл. Ты слышала, как я молитвы читал?
-Нет, ничего не помню…
-Желаешь исповедоваться и приобщиться Св. Таин?
-Ради Бога, удостойте, я сильно хвораю.
-Перекрестись и слушай молитвы.
-Не могу руки поднять.
 
Я приподнял ей руку, и она перекрестилась. Потом прочитал молитвы и напутствовал её.
 
Начал было я расспрашивать, давно ли она болеет, но она ослабела и не могла говорить. Муж сказал, что уже несколько лет, раз в месяц, страдает она головной болью. Прежде, проспит сутки и, хотя слабая, но встаёт и работает, а в последнее время не спит и беспрестанно говорит о предметах не всегда понятных, а иногда ругается на какого-нибудь члена семьи, кто станет молиться, и на св. иконы.
 
Возвращаясь домой, крайне расстроенный, я не знал, что делать. Наступал Великий пост, и я положил в душе своей служить в среду и пятницу, после Преждеосвященной Литургии, молебен о страждущей от нечистого духа.
 
Наутро, пригласив диакона, двух причетников и мужа больной, я передал им своё намерение и просил их до окончания молебна не вкушать пищи. И внушил всей семье поститься в эти дни, внимая словам Спасителя: "Сей род изгоняется только молитвою и постом".
С первой среды Великого поста начали служить молебны о больной и читать молитвы-заклинания свт. Василия Великого.
 
Жестокой бранью встретила нас больная, когда мы вошли в дом. Свирепый взгляд, скрежетанье зубов, неистовый крик навели такой страх на всех, что вошедшие прятались друг за друга.
 
Причетник стал приготовлять ризы на столе, но, когда она вскрикнула: "Зачем это? Кто тебя позвал? Вон убери!", он отскочил к другому концу стола. А она, устремив на него дикий взгляд, стала говорить: "Бутылочку принёс? (это был елей от лампады перед иконой Божией Матери). Я тебя не боюсь, ты - клятвопреступник, ты - наш! Ты обманываешь своего начальника, ты знаешь, когда Егор убил Дмитрия. Ты присягал. А что ты под присягой показал? Что ничего не видел! А ведь я сам там был и помогал им ссориться!"
 
Больная говорила от мужского имени. И, будучи простой малограмотной женщиной, употребляла незнакомые ей литературные слова.
 
Незадолго перед поступлением моим в Городище, случилось там убийство. И причетник был привлечён к суду в качестве свидетеля. После причетник сам рассказал нам, что видел, как Егор бил палкой по голове Дмитрия, но на суде не показал этого, хотя и присягнул.
 
Потом, обратившись ко мне, больная вскрикнула: "Ты для чего не велишь никому есть? Толкуешь - поститесь, молитесь. Я сам хоть сто лет буду поститься и поклонов положу тыщу!" При этом больная начала кланяться сидя, так быстро, что головой била о колени.
 
Я сказал: "Ты не так молишься. Надо прежде положить крестное знамение, а потом положить поклон. Перекрестись!"
 
Молодые сильные крестьяне не могли согнуть её руки и подвести их ко лбу, чтобы помочь ей перекреститься.
Во время пения молебна больная что-то бормотала. А когда я стал читать молитвы-заклинания, страшно заволновалась, начала браниться и, встав с постели, направилась ко мне. Два мужика не могли её удержать, стал третий помогать. С мужиков пот градом лился, а она без видимых усилий подошла ко мне близко. И я положил ей на голову крест. Во время второй молитвы больную начало трясти и, зевнув со страшным стоном, она опустилась на руки крестьян, как мёртвая. Её уложили на кровать.
 
Уже перед концом молебна она открыла глаза и сказала: "Батюшка! Простите меня, может быть, я кого обидела, я ничего не помню!"
 
Служили молебны неопустительно весь Великий пост. Больная иногда бывала на служении и усердно молилась. Но большей частью находилась в ненормальном состоянии и предсказывала семейству, когда мы придём. "Вот уже выходят из церкви, дошли до такого-то двора", - говорила она, хотя не могла этого видеть.
 
В Городище не было ещё школы, и мальчики, заучивая молитвы со слов родителей, читали их с грубыми ошибками. Поэтому я распорядился, чтобы они оставались в церкви и учили молитвы. Диакон громко читал, а они повторяли слова молитв. И в одно время больная говорит: "Проклятые хлопцы, как кричат, слово в слово за диаконом. Только один славный хлопчик засмеялся во время молитвы!" - и сама больная захохотала. "А диакон сердится, лается, кричит: Бей поклоны, скотина! А поп на диакона рассердился, кричит: Не смей этого делать!" - и опять расхохоталась.
 
Случай этот действительно был в церкви именно в то время, когда больная рассказывала. В Малороссии чтут, как особую святыню херувимский ладан, нарочно приготовляют большие куски смирны и просят положить в кадило, когда поют Херувимскую песнь. Этот ладан хранят в доме в почётном месте, носят на груди или окуривают им комнаты. Этот ладан я использовал во время молебнов. Но как-то раз забыл его взять. Не доходя до дома больной, я поручил мальчику, чтобы он съездил на лошади ко мне домой и привёз ладан. Когда я вошёл в дом к больной, она, уставив дикий взгляд в стенку, бранилась: "Проклятый хлопец, как стрела летит! Хоть бы лошадь споткнулась или убился бы, окаянный!"
 
-Кого ты бранишь? - говорю.
-А того, кто поехал!
-За чем поехал?
-Не скажу - то вонючее, поганое.
-Скажи, как называют.
 
Глухим, но сильным голосом больная сказала: "В кафтане, в кармане!" Потом начала плакать: "Я был большой, а теперь маленький. Ты меня задушил. Прежде на печке не курил, а теперь надушил поганым, что и уголка нет для меня".
 
Однажды муж больной рассказал, что днём больная бранила кого-то, вспоминая Деркульский завод (это конный завод в десяти верстах от Городища), говорила, что лошадь пристала, маляра бьёт лихорадка, а деньги поповы пропали.
 
Действительно, накануне я посылал к живописцу, чтобы заказать икону свт. Василия Великого и дал посланному деньги. Была весна, и земля раскисла так, что лошадь застряла. Едва к ночи доехал и застал живописца в лихорадке.
 
А икону я заказал, чтобы больная имела её при себе, на груди. Через неделю я, получив икону, освятил её и принёс больной. А больная ругалась и велела запирать двери и не пускать попа: "Что ты принёс! Не ходи сюда! Что ты меня мучаешь! Ты знаешь, что я послан заслуживать чин, я уже несколько лет живу в ней и получу чин".
 
-Разве вами есть старшинство?
-У нас большой господин есть, у него несметные легионы. Представь себе поле осенью, когда оно распахано. И сколько глаз твой обнимет, всё чёрное - такая у нас тёмная сила. Мы вели брань с Ангелами, сам господин дрался.
(По учению Свв. Отцов, отпадение ангелов, ставших бесами, от Бога произошло до творения материального мира).
 
-Что же вышло из этого? Вы были повержены и предстанете на Суде.
-Это ещё не скоро будет…
-Ты обратись к милосердию Господа.
-Он меня не примет.
 
-Нет, Господь сказал, что "грядущего ко Мне не изжену вон" /Ин.6, 37/
-Он скажет: смирись и покорись, а я Ему не покорюсь; мы ещё долго будем бороться с Ним.
 
Когда я возлагал икону, больная стала уклоняться и очень быстро качать головой.
Во время молебна кричала: "Хоть выгонишь, а как только не перекрестится Агафья, я опять войду и буду её мучить!"
 
К концу поста больная была в нормальном состоянии. На Страстной ходила в церковь и приобщалась Св. Таин.
В июне пошла с богомольцами поклониться чтимой иконе Божией Матери в Митякинскую станицу.
 
Оттуда привезли её на подводе. Прежняя болезнь возвратилась. Когда мы пришли служить молебен, больная сказала: "Опять буду мучить Агафью. Она не перекрестилась, когда пила воду из кринки".
 
Но во время молебна больная пришла в сознание, и болезнь более не возвратилась.
 
От больной мне не раз приходилось слышать рассуждения о предметах, неведомых для простой женщины. Но я не записывал это. Хотел достигнуть одного: умолить Бога исцелить больную от страданий.
 
/Харьковские Епархиальные Ведомости. 1883г./
рис. худ. Силивончик
 
А эти события произошли уже в наше время в 1970-е годы.
Хотелось бы сказать ещё об одной женщине:
 
Она тоже была бесноватой, её звали Зинаида. Она была известна в Лавре, подходила к разным духовникам. В ней, по-видимому, сидел какой-то князь бесовский, всегда говорил мужским басом. Ко мне она подходила на исповедь много раз.
 
Но однажды подошла и говорит: -Этой ночью мой бес что-то рассекретничался, и рассказал:
 

-Зина, ты знаешь, какая на небе была страшная война, вся вселенная ходила ходуном, а я метался то в одну, то в другую сторону, не знал куда примкнуть...
И, как показало само дело, примкнул к люциферу.

 
Ныне Зинаида уже покойная.
 
Составитель: архимандрит Иоанн (Захарченко)
 
Копируя материалы, пожалуйста, поставьте ссылку на сайт bogopoznanie.science /о. архимандрит Иоанн (Захарченко): arhioann@yandex.ru/
Авторские права.
наука о Богопознании
 
© Copyright Архимандрит Иоанн (Захарченко). Русская Православная Церковь. Россия, г. Сергиев Посад.