Наука о Богопознании
 
Главная > Статьи > Свидетельства о существовании падших духов - бесов
СВИДЕТЕЛЬСТВА О СУЩЕСТВОВАНИИ ПАДШИХ ДУХОВ - БЕСОВ
Автор-составитель: архимандрит Иоанн (Захарченко)
 
РАССКАЗЫ ИЗ ЖИЗНИ СВЯТЫХ
 
Авва Исаак из Фив рассказывал о явлении ему демона в виде юноши:
 
Авва Исаак о падших духах-бесах

В Фиваиде есть город Ликос. От города на расстоянии шести миль - гора, на которой обитают иноки: одни - в пещерах, другие - в кельях. Придя туда, мы явились к авве Исааку, родом из Фив.

Вот что рассказал нам старец:

"Тому, о чём я хочу рассказать вам, прошло пятьдесят два года. Однажды я занимался своим рукоделием, плёл большую сетку от комаров. Сделав ошибку, я очень горевал, что никак не мог найти её.

Целый день я раздумывал и не знал, что делать, как вдруг через окно входит юноша и говорит мне:

-Ты ошибся. Дай-ка мне, я исправлю.

 

-Ступай вон! Прочь от меня! - говорю ему.
-Но ведь ты введёшь себя в изъян, если плохо сработаешь.
-Это - моё дело.
-Но мне жаль тебя, что потеряешь даром свой труд.
-На зло принесло тебя сюда…
-Да ведь ты сам заставил меня придти сюда. И ты - мой…
-Почему это?
-Да потому, что ты три воскресенья причащаешься, тая злобу на своего соседа.
-Лжёшь ты…
-Нет, не лгу. Ты злишься на него из-за чечевицы. Не правда ли? А я - дух злопамятства. И ты - отселе мой…

Услышав это, я вышел из кельи, поспешил к брату, поклонился ему в ноги, и мы примирились.

Вернувшись в келью, я увидел, что он бес сжёг сетку и циновку, на которой я молился, злобствуя на наше примирение.

Примечание. Подобно заразе, злой дух получает доступ к нашей душе из-за греха. Инок забыл заповедь Христа о прощении обид и подвергся нападению врага.

/Луг духовный. Блаженного Иоанна Мосха/
 
Елладий, очевидец чудес Василия Великого и преемник его на епископском престоле, муж добродетельный и святой, рассказывал следующее:
св. Василий Великий о падших духах-бесах Один православный сенатор, по имени Протерий, посещая святые места, решил отдать дочь свою на служение Богу в один из монастырей; диавол же, исконный ненавистник добра, возбудил в одном рабе Протерия страсть к дочери господина своего. Видя несбыточность своего желания и не смея ничего сказать о своей страсти девице, раб пошёл к одному волшебнику, жившему в том городе, и рассказал ему о своём затруднении. Он обещал волшебнику много золота, если тот своим волшебством поможет ему жениться на дочери господина своего. Волшебник сначала отказывался, но, наконец, сказал: -Если хочешь, то я пошлю тебя к господину моему, диаволу, он тебе в этом поможет, если только и ты исполнишь его волю-.
 
/Василий Великий был человек крайне болезненный и часто совсем лишался телесых сил. -Непрерывные и сильные лихорадки, - писал он сам, - так изнурили мое тело, что я не отличаюсь от паутины. Всякий путь для меня непроходим, всякое дуновение ветра опаснее, чем треволнение для пловцов... У меня болезнь следует за болезнью-./
 
Несчастный же раб тот сказал:
- Всё, что он ни повелит мне, обещаюсь исполнить.
Волшебник сказал тогда:
- Отречешься ли ты от Христа своего и дашь ли в том расписку?
 
Раб же сказал:
- Готов и на это, лишь бы только получить желаемое.
- Если ты даёшь такое обещание, - сказал волшебник, - то и я буду тебе помощником.
Потом, взяв хартию, он написал диаволу следующее:
-Так как я должен, владыка мой, стараться о том, чтобы отторгать людей от христианской веры и приводить их под твою власть для умножения твоих подданных, то я посылаю тебе ныне подателя сего письма - юношу, разжжённого страстью к девице, и прошу за него, чтобы ты оказал ему помощь в исполнении его желания. Чрез это и я прославлюсь и к тебе привлеку больше почитателей-.
Написав такое послание к диаволу, волшебник отдал его тому юноше и послал его с такими словами:
- Иди в этот ночной час и стань на эллинском кладбище, подняв кверху хартию. Тогда сейчас же к тебе явятся те, кои проведут тебя к диаволу. /Могилы язычников - как нечистые - считались у древних христиан любимым местопребыванием демонов./
экстрасенсы, маги, целители, колдуны, спириты
 
Несчастный раб быстро пошёл и, остановившись на кладбище, начал призывать бесов. И тотчас предстали пред ним лукавые духи и с радостью повели обольщённого к своему князю. Увидев его, сидевшего на высоком престоле, и тьмы окружавших его злых духов, раб отдал ему письмо от волшебника. Диавол, взяв письмо, сказал рабу:
- Веруешь ли в меня?
Тот же ответил: Верую.
Диавол снова спросил:
- Отрекаешься ли от Христа своего?
- Отрекаюсь, - ответил раб.
Тогда сатана сказал ему:
- Часто вы обманываете меня, христиане: когда просите у меня помощи, то приходите ко мне, а когда достигнете своего, то опять отрекаетесь от меня и обращаетесь к вашему Христу, Который, как добрый и человеколюбивый принимает вас. Дай же мне расписку в том, что ты добровольно отрекаешься от Христа и крещения и обещаешь быть моим на веки и со дня судного будешь терпеть со мною вечную муку: в таком случае я исполню твое желание.
 
Раб, взяв хартию, написал то, чего хотел от него диавол. Тогда погубитель душ, змий древний (т.е. диавол) послал бесов прелюбодеяния, и они возбудили в девице такую сильную любовь к отроку, что она от плотской страсти упала на землю и стала кричать отцу своему:
- Пожалей меня, пожалей дочь твою и выдай меня замуж за нашего раба, которого я со всею силою полюбила. Если же ты этого для меня, единственной твоей дочери, не сделаешь, то увидишь меня скоро умершею от тяжких мучений и отдашь за меня ответ в день судный.
Услышав это, отец пришел в ужас и с плачем говорил:
- Горе мне, грешному! Что такое случилось с моей дочерью. Кто украл у меня моё сокровище? Кто прельстил моё дитя. Кто помрачил свет очей моих? Я хотел, дочь моя, обручить тебя Небесному Жениху, чтобы ты была подобна Ангелам и в псалмах и песнопениях духовных /Посл. К Ефес., гл. 5, ст. 19/ прославляла Бога, и сам я ради тебя надеялся получить спасение, а ты бесстыдно твердишь о замужестве! Не своди меня с печалию в преисподнюю, чадо моё, не срами своего благородного звания, выходя за раба.
Она же, не обращая внимания на слова родителя, говорила одно:
- Если не сделаешь по моему желанию, то я убью себя.
Отец, не зная, что делать, по совету своих родственников и друзей согласился лучше исполнить её волю, чем видеть её умирающей лютой смертью. Призвав раба своего, он отдал ему в жены дочь свою и большое имение и сказал дочери:
- Иди же, несчастная, замуж. Но я думаю, что ты станешь после сильно раскаиваться в своём поступке и что тебе не будет от этого пользы!
Спустя некоторое время после того, как этот брак совершился и диавольское дело исполнилось, было замечено, что новобрачный не ходит в церковь и не причащается Святых Таин. Об этом было заявлено и несчастной жене его:
- Разве ты не знаешь, - сказали ей, - что муж твой, которого ты выбрала, не христианин, но чужд вере христовой.
Она же, услышав это, чрезвычайно опечалилась и, упав на землю, начала терзать ногтями лицо свое, без устали бить себя руками в грудь и вопияла так:
- Никто, ослушавшийся своих родителей, не мог когда-либо спастись! Кто расскажет о позоре моем отцу моему? Горе мне, несчастной! В какую погибель я попала! Зачем я родилась и для чего не погибла по рождении?
 
Когда она так рыдала, её услышал муж и поспешил к ней спросить о причине её рыданий. Узнав в чем дело, он стал утешать её, говоря, что ей сказали о нём неправду, и убеждал её, что он - христианин. Она же, немного успокоившись от речей его, сказала ему:
- Если ты хочешь уверить меня вполне и снять печаль с несчастной души моей, то утром иди со мной в церковь и причастись предо мною Пречистых Таин, тогда я поверю тебе.
Несчастный муж её, видя что ему нельзя сокрыть правду, должен был, против желания своего, рассказать ей о себе всё: как он предал себя диаволу. Она же, забыв женскую немощь, поспешно отправилась к святому Василию и возопила к нему:
- Сжалься надо мною, ученик Христов, сжалься над ослушницей воли отца своего, поддавшейся бесовскому обольщению! - и рассказала ему всё в подробностях о своём муже.
 
Святой, призвав мужа её, спросил его, правда ли то, что о нём говорит его жена. Он со слезами ответил:
- Да, святитель Божий, всё это правда! И если я стану молчать, то будут вопиять об этом дела мои, - рассказал всё по порядку, как он предался бесам.
- Хочешь ли снова обратиться к Господу нашему Иисусу Христу?
- Да, хочу, но не могу, - ответил тот.
- Отчего же? - спросил Василий.
- Оттого, - отвечал муж, что я дал расписку в том, что отрекаюсь от Христа и предаю себя диаволу.
Но Василий сказал:
- Не скорби о сем, ибо Бог - человеколюбив и принимает кающихся.
Жена же, повергшись к ногам святого, умоляла его, говоря:
- Ученик Христов! Помоги нам - в чём можешь!
 
Тогда святой сказал рабу:
- Веришь ли в то, что ты можешь ещё спастись?
Он же сказал в ответ:
- Верую, господин, помоги моему неверию.
Святой после этого, взяв его за руку, осенил крестным знамением и запер его в комнате, находившейся внутри церковной ограды, заповедав ему непрестанно молиться Богу. Пробыл он и сам три дня в молитве, а потом посетил кающегося и спросил его:
- Как ты чувствуешь себя, чадо?
- Я нахожусь в крайне бедственном состоянии, владыка, - отвечал юноша, - не могу я выносить криков бесовских и страхов, и стреляния, и ударов кольями. Ибо демоны, держа в руках мою расписку, поносят меня, говоря: "Ты пришел к нам, а не мы к тебе!".
Святой же сказал:
- Не бойся, чадо, а только веруй.
И, давши ему немного пищи, осенил его крестным знамением и опять запер его.
 
Через несколько дней он снова посетил его и сказал:
- Как живёшь ты, чадо?
Тот ответил:
- Издали я слышу ещё угрозы и крик их, но самих не вижу.
Василий, дав ему немного пищи и помолившись за него, опять запер его и ушёл.
 
Потом он пришёл к нему на сороковой день и спросил его:
- Как живёшь ты, чадо?
Он же сказал:
- Хорошо, отец святой, ибо я видел тебя во сне, как ты боролся за меня и одолел диавола.
Сотворив молитву, святой вывел его из затвора и привёл в келью. Наутро он созвал весь причт церковный, иноков и всех людей христолюбивых и сказал:
- Прославим, братие, человеколюбца Бога, ибо вот теперь Добрый Пастырь хочет принять на рамо погибшее овча /взять на плечи, как пастух восточный берёт на плечи к себе уставшую овечку/ и принести его в Церковь. В эту ночь мы должны умолять Его благость, чтобы он победил и посрамил врага душ наших.
 
Верующие собрались в церковь и молились всю ночь о кающемся, взывая: Господи, помилуй!
Когда наступило утро, Василий, взяв кающегося за руку, повёл его со всем народом в церковь, воспевая псалмы и песнопения. И вот, диавол бесстыдно пришёл туда невидимо со всею своею пагубною силою, желая вырвать юношу из рук святого. Юноша же начал вопиять:
- Святитель Божий, помоги мне!
Но диавол с такою дерзостью и бесстыдством вооружился против юноши, что причинял боль и святому Василию, увлекая с собою юношу. Тогда блаженный обратился к диаволу с такими словами:
- Бесстыднейший душегубец, князь тьмы и погибели! Разве не довольно для тебя твоей погибели, какую ты причинил себе и находящимся с тобою? Ужели ты не перестанешь преследовать создания Бога моего?
 
Диавол же возопил к нему:
- Обижаешь ты меня, Василий! - и этот голос диавольский слышали многие. Тогда святитель сказал:
- Да запретит тебе Господь, о диавол!
Диавол же опять сказал ему:
- Василий, ты обижаешь меня! Ведь не я пришёл к нему, а он ко мне: он отрёкся от Христа своего, дав мне расписку, которую я имею в руке своей и которую я в день судный покажу всеобщему Судии.
Василий же сказал:
- Благословен Господь Бог мой! Эти люди до тех пор не опустят поднятых к Небу рук своих, пока ты не отдашь ту расписку. /Древние христиане имели обычай: во время молитвы воздевать руки свои к Небу. Оттуда в нашей церковной песне говорится: воздеяние руку моею жертва вечерняя - стихира на Вечерне./
 
Затем, обратившись к народу, святой сказал:
- Поднимите руки ваши и взывайте: -Господи, помилуй!-. И вот после того как народ, поднявши руки к Небу, долгое время вопиял со слезами: -Господи, помилуй!-, расписка того юноши на глазах у всех принеслась по воздуху прямо в руки святителю Василию. Взяв эту расписку, святой возрадовался и воздал благодарение Богу, а потом вслух всех сказал юноше:
- Знаешь ли, брат, эту расписку?
Юноша отвечал:
- Да, святитель Божий, это моя расписка, я написал её своею собственною рукою.
Василий же Великий тотчас разорвал её пред всеми на части и, введя юношу в церковь, причастил его Божественных Таин и предложил обильную трапезу всем присутствующим. После того, дав поучение юноше и указав подобающие правила жизни, возвратил жене его, а тот, не умолкая, славословил и благодарил Бога.
/Житие Святителя Василия Великого/
 
Из жизни св. Илариона митрополита Суздальского:
св. Иларион Суздальский о падших духах-бесах Господь не захотел, чтобы имя великого подвижника оставалось потаённым, и слава об иеромонахе Иларионе разнеслась повсюду. Дошли о нём слухи и до царя Алексея Михайловича. В то время в Москве в Патриаршей женской богадельне на Куличках, по действу какого-то чародея, поселился бес. Проживавшим в богадельне он творил разные пакости, не давал никому ни днём, ни ночью уснуть, стаскивал людей с постелей, выкрикивая непристойности, стуча и гремя на печи, на полатях, по углам, наводя на всех страх. Насаждал он также ссоры и распри между насельницами, подстрекал их на воровство.
 
Однажды, по его наущению женщины начали между собой ссориться, поскольку у них в богадельне часто случались пропажи. В конце концов бес сказал одной из них: -Отдай мыльце-. Так окаянный сначала на воровство подбил, а затем сам в нём и обличил.
 
Государь Алексей Михайлович приказал лицам духовного звания совершить в богадельне молитвенный чин изгнания нечистого духа. Но все попытки были безуспешны: бес обличал молящихся в их грехах и стыдил, наводя на них страх, при этом тузил всех присутствующих и выгонял вон.
Так, однажды мимо богадельни проходили священники и стали под окнами читать заклинательные молитвы. Дико закричал на них бес, застучал и завопил: -Ох! Ох! Губители! Сами, как свиньи, пьяные, а ещё меня изгнать хотите?- Устыдились священники подобного обличения, перепугались, что бес побьёт их, и в ужасе бежали.
После многих безрезультатных попыток избавиться от беса один из приближённых царя рассказал ему об Иларионе, как о подвижнике, имевшем от Бога власть над нечистыми духами и своей молитвой изгонявшем их из людей. В то время настоятель Флорищевой пустыни как раз находился в Москве по делам своей обители, и государь повелел разыскать его.
 

Когда Илариону передали требование царя немедленно явиться к нему, то он испугался, заподозрив, что его оклеветали. Не зная что и как, он только и смог вымолвить: -Господи, помилуй!- Ослушаться царского приказа он не посмел и последовал за посланниками государя. Предстал он пред царём в овчиной шубе, подпоясанной плетью из лыка, а поверх шубы была надета ветхая суконная ряса.
В ожидании гневных слов Иларион помолился, по своему обычаю, перед святыми образами и молча поклонился царю до земли. Тот же успокоил его и попросил потрудиться Бога ради: пойти в женскую богадельню и молитвой своей изгнать беса, творившего разные бесчинства.
Иларион же по смирению отказывался, отвечая, что это вовсе не его, грешного, дело, а великих Святых Отцов, получивших власть от Бога над нечистыми духами, и что это дело превосходит меру его сил. Просил он царя сотворить милость и отпустить его с миром. Царь же убеждал Илариона не отказываться совершить доброе дело и при этом приводил поучение Святых Отцов: -Со всеми бо добрыми делы твоими имей святое послушание, ибо оное есть паче поста и молитвы-.

 
Иларион противоречить царской воле не смел более и согласился за послушание пойти противу силы своей. С глубоким смирением отправился он исполнять царское повеление.
Тем же вечером со своими монахами Марком и Иосифом, прозванным Рябиком, он в богадельне совершил вечернее богослужение по чину, заведённому в их пустыни. Поселившийся в богадельне нечистый дух не мог стерпеть молитв и начал чем-то греметь на полатях и нагло выкрикивать: -Не ты ли это, калугере, пришел изгонять меня? Подойди ко мне, поговорим с тобой!- /Калугер (греч.) - почтенный старец, монах./
 
Иларион не обращал на это внимания. Когда наступило время чтения акафиста в честь Божией Матери, подвижник простёр руки к небу, затем с силой ударил себя в грудь. Из глаз его градом потекли слёзы, он пал ниц, затем, встав, начал громко и благоговейно, по своему обычаю, читать акафист. Бес, словно огнём обожжённый, отскочил и умолк до окончания акафиста.
Но затем снова стал кричать непристойно: -Ой же ты и плакса! Опять расплакался, подойди ко мне, поговорим с тобой-. Преподобный усердно молил Господа изгнать беса из этого места. Тот же продолжал громко кричать: -Ох, ох, калугере, опять ты расплакался, - и вновь загремел на полатях, а потом, добавив: -Я иду к тебе, - замолчал. Слова эти так перепугали монаха Марка, что он хотел было бежать, но Иларион стал убеждать всех непоколебимо и усердно стоять на молитве, ничего не страшась, так как без Божия попущения бес и над свиньями власти не имеет.
 
Бес, всячески изощряясь, чтобы разгневать инока Илариона и отвлечь его от молитвы, превратился в чёрного кота и, когда Иларион клал поклоны, бросался ему под колени. Иларион беззлобно подхватывал его, отбрасывал прочь, а затем клал поклон. Прочитав келейное правило, Иларион повелел монахам оградить себя крестным знамением и безбоязненно ложиться спать. Но страх был настолько велик, что отец Марк, как он сам впоследствии рассказывал, с головой спрятался под шубу.
На следующий день Иларион, отслужив утреню, отправился в город по своим монастырским делам. Во время его отсутствия бес разговаривал с женщинами, а сам при этом оставался невидимым. Он им говорил: -Как хорошо этот монах перед Богом живёт. Когда он прослезился, читая акафист, то сильно меня перепугал, как будто бы огнём опалил. Я не вытерпел и выбежал вон. А когда он в потёмках начал молиться, то я стал сильно стучать, но он вовсе не испугался и учеников своих уговаривал не бояться. Тогда я обернулся чёрной кошкой и стал под колена ему подскакивать, думая разгневать его и отвлечь от молитвы, да и в этом я не преуспел-.
 
В отсутствие Илариона бес совершенно рассвирепел и творил всяческие безобразия. Выхватив из люльки ребёнка, он на его место положил его мать, затем стал трясти люльку, приговаривая: -Люли, баба, люли, дурная-. Когда же бес почувствовал, что подвижник уже на обратном пути в богадельню, то оставил в покое женщину, что была в люльке, сказав: -Опять идет калугере твой. Ох и тошно мне будет от него, - и тут же исчез.
Вернувшись в богадельню, Иларион повелел приготовить стол и постелить на него плат. Облачась в ризы, он начал освящать воду. Бес принялся кричать непристойным голосом и бросать в инока большие белые камни. Все помещение, стол с чашей сотрясались от стука падающих камней. Падали они то перед ногами подвижника, то позади, то сбоку, но ни один камень в него не попал.
 
Ничуть не страшась, даже не оборачиваясь на стук падающих камней, Иларион продолжал водоосвящение, и, как всегда при молитве, слёзы текли у него из глаз. Бес дико закричал: -Опять ты, калугере, расплакался! Иди же ко мне, поговорю с тобой!- Освятив воду, Иларион взял крест в левую, а кропило в правую руку.
Покропив сначала святые иконы, он начал кропить в ту сторону, откуда кричал бес.
-Где ты, враг всякой правды? Я - раб Господа моего Иисуса Христа, Который за нас, грешных, на Кресте распятие претерпел! Его именем иду сражаться с тобой! Убирайся же, окаянный и нечистый! - и с этими словами Иларион стал везде кропить святой водой - на печи, на полатях, на лавках и под ними, не оставил ни одного неокроплённого места.
 
Бес умолк, от страха скрылся куда-то и три дня не появлялся в богадельне. Но затем объявился вновь и опять стал выкрикивать, как хорошо перед Богом живёт этот монах, что невозможно к нему и приблизиться, так палит он огнем. Увидев подвижника, бес вновь завопил и закричал, но уже не столь дерзко, как прежде. Он изнемогал, постепенно теряя силы, и в конце концов умолк. Тогда Иларион обратился к нему:
- Неужели всё ещё бесчинствуешь, окаянный? Заклинаю тебя именем Божиим, скажи мне, где ты был в прошедшие три дня? И где ты скрывался, когда я кропил святой водой?
- Когда ты кропил водой, я под одеждой на шесте сидел, а когда ты и там стал кропить, то не смог я усидеть и перескочил на шесток, и там, отдыхая, переждал всё это время, - отвечал бес.
- А белые камни где берёшь?
- Из Белого города.
- А как зовут тебя?
- Имя мое - Игнатий, я княжеского роду. И плоть у меня есть. Послала меня мамка к бесу, а тот и забрал меня к себе.
 
Заклиная его Божиим именем, Иларион повелел нечистому выйти из богадельни, тот же отвечал: -Не могу выйти отсюда, поскольку прислан, а не сам пришёл-. Инок продолжал читать заклинательные молитвы, бес кричал, но уже не так нагло, как прежде и постепенно стал вести себя всё тише и тише.
Семь недель боролся подвижник с бесом, усердно творя молитвы, освящая воду и повсюду ею кропя. Мало-помалу, по молитвам отца Илариона, нечистый был изгнан из богадельни и никогда уже там не объявлялся. Десять недель прожил настоятель пустыни в той богадельне, а затем возвратился в свой монастырь, полный духовных сил, как храбрый воин, непобедимый в бранях с супостатом, устрашивший нечистых духов и явивший миру дивные чудотворения.
/Житие Святителя Илариона митрополита Суздальского/
 
Читайте на эту же тему: Одержимая. Рассказ священника
 
Один из фиваидских старцев рассказывал о себе:
старец, монах о падших духах-бесах Что он - сын жреца идольского, быв дитятею, сиживал в храме и видел отца своего, приносящего жертвы идолам. Однажды, после того как отец вышел из храма, сын вошел тайно в храм, и увидел там сатану. Сатана сидел на троне, многочисленное воинство предстояло ему. И вот приходит один из князей его и поклоняется ему. Сатана спросил его: Откуда ты? Князь отвечал: Я был в такой-то стране, возбудил там войну и большое смятение, произвел кровопролитие, и пришёл возвестить тебе. Сатана спросил: Во сколько времени сделал ты это? Он отвечал: В тридцать дней. Сатана велел бить его бичами, сказав: Столько-то сделал ты в такое продолжительное время!
 
И вот другой пришёл и поклонился ему. Сатана спросил: Откуда ты? Демон отвечал: Я был в море, воздвиг бурю, потопил корабли, умертвил множество людей и пришёл возвестить тебе. Сатана спросил: Во сколько времени сделал ты это? Он отвечал: В двадцать дней. Сатана повелел и этого бить бичами, сказав: Почему ты в столько дней сделал так мало?
И третий пришёл и поклонился ему. И этому он сказал: Ты откуда? Демон отвечал: Я был в таком-то городе, там праздновалась свадьба. Я возбудил ссоры и произвел большое кровопролитие, сверх того убил самого жениха и пришёл возвестить тебе. Сатана спросил: Во сколько дней ты сделал это? Демон ответил: В десять. Сатана повелел и этого, как действовавшего не ревностно, бить бичами.
 
И ещё один демон пришел поклониться ему. Сатана спросил: Откуда? Демон отвечал: Из пустыни. Исполнилось сорок лет, как там борюсь с одним из монахов, и едва удержал над ним победу: вверг его этой ночью в любодеяние. Сатана, услышав это, встал с трона, начал целовать демона. Сняв царский венец, который был на главе его, возложил на голову демона, и посадил его возле себя на престоле, сказав: Ты совершил великое и славное дело. Увидев и услышав это, сын жреца сказал сам себе: Чин иноческий, должно быть, много значит у Бога. Он принял христианство и вступил в монашество.
/Отечник епископа Игнатия Брянчанинова, с. 480/
 
Из жизни св. Никиты, епископа Новгородского:
св. Никита Новгородский о падших духах-бесах Св. Никита был родом киевлянин и с юных лет вступил в Печерскую обитель.
Стремясь к высшим подвигам, он вскоре решился сделаться затворником, несмотря на все внушения настоятеля о преждевременности такого многотрудного дела для молодого инока, и действительно, подвергся в затворе горькому искушению. По внушению от диавола, явившегося ему в образе ангела светла, Никита совершенно перестал молиться Богу, весь предался чтению книг ветхозаветных, начал принимать к себе приходящих, давать им советы, изрекать предсказания, и чрез то приобретать себе суетную славу.
 
Никто не был в состоянии состязаться с ним в знании книг Ветхого Завета, а Евангелия и прочих новозаветных книг он не только не читал, но никогда не хотел ни видеть, ни слышать.
Совокупные молитвы отцов Печерских, между которыми находились - игумен Никон, Матфей прозорливец, Исаакий святой, Григорий чудотворец, Пимен постник и летописец Нестор, освободили несчастного от обаяния искусителя. И Никита, покинув затвор и внезапно лишившись всех знаний, которыми тщеславился, начал снова учиться в обители и грамоте, и иноческой жизни.
На этот раз он пошёл путем истинного смирения, воздержания и послушания, и мало-помалу достиг того, что превзошел всех своею добродетелью. За высокую добродетель подвижник возвёден был в сан епископа новгородского (в 1096 г.), и в течение 11 лет не переставал служить образцом благочестия для своей паствы.
Господь удостоил своего угодника еще при жизни дара чудотворений: двукратно он спасал Новгород от бедствий. Однажды своею молитвою свёл дождь с небес во время продолжительной засухи. В другой раз молитвою же остановил страшный пожар, истребляющий город... -
/О Никите затворнике в рукописных Печерских Патериках; так же Полн. собр. Р. лет. 1, 109; 11, 3, 122, 179, 213.
Дьяченко Г. Духовный мир. Рассказы и размышления, приводящие к признанию бытия духовного мира, Репр.изд. Москва, 1992/
 
О Лаврентии затворнике:
св. Лаврентий Печерский о падших духах-бесах -Потом и другой брат, именем Лаврентий, захотел также войти в затвор. Святые те отцы никак не позволяли ему делать этого, и он ушёл к святому Димитрию, в монастырь Изяславов, и затворился там.
И за крепкое житие его дал ему Господь благодать исцеления. Однажды привели к нему из Киева одного бесноватого. И не мог затворник отогнать от него беса - очень лют был: дерево, которое десять человек снести не могли, он один брал и забрасывал. Долгое время оставался больной без исцеления, и велел затворник вести его в Печерский монастырь.
 
Тогда бесноватый закричал: -К кому посылаешь меня! Не смею я приблизиться к пещере ради святых, положенных в ней. В монастыре же тридцати иноков боюсь, а с прочими могу бороться-.
Ведшим же его было известно, что он никогда в Печерском монастыре не был и никого там не знает, и спросили его: -Кто же те, которых ты боишься?-
Бесноватый назвал их всех по именам и прибавил: -Эти тридцать одним словом изгонят меня-.
Всех же черноризцев в Печерском монастыре было тогда 180 (в печат. Патерике: 118 человек братии).
 
И сказали бесноватому: -Мы хотим затворить тебя в пещере-.
Он же отвечал: -Что мне за польза бороться с мертвыми? Они теперь имеют у Бога большое дерзновение молиться за своих черноризцев и за приходящих к ним. Но если хотите видеть борьбу мою, ведите меня в монастырь-.
И начал он говорить по-еврейски, потом по-латински, по-гречески, просто на всех языках, а прежде никогда и не слыхал их. И испугались ведшие его, дивясь разногласию и изменению языка его. Но, прежде вступления в монастырь, больной исцелел и стал все хорошо понимать.
 
Вошли в церковь и пришёл туда игумен Печерский со всею братией. Исцелевший же не знал ни игумена, и ни одного из тех тридцати, имена которых назвал во время беснования.
И спросили его приведшие: -Кто исцелил тебя?-
Он же, смотря на чудотворную икону Богородицы, сказал им: -С Нею встретили нас святые отцы, тридцать числом, и я исцелел-.
И знал он имена всех их, а из самих старцев тех не знал ни одного. И так все вместе воздали славу Богу и Пречистой Его Матери и блаженным угодникам Его-.
/Киево-печерский патерик. Репр.изд. СТСЛавры, 1991. С. 81-83/
 
Из жизни прп. Макария Александрийского:
св. Макарий Александрийский о падших духах-бесах -Однажды бес, пришедши ночью в келью прп. Макария Александрийского (ум. в 394 или 395 г.), сказал ему: -Встань, авва Макарий, и пойдём в церковь к богослужению-.
Макарий же, будучи исполнен благодати Божией, уразумел искушение диавола и отвечал ему: -О, лжец и ненавистник добра! Какое может быть с твоей стороны участие в богослужении и что может быть у тебя общего с собором святых?-
Диавол сказал: -Разве ты не знаешь, Макарий, что без нас не бывает ни одной службы церковной и ни одного монашеского собрания. Иди же и увидишь дела наши-.
Старец отвечал: -Да запретит тебе Господь, бес нечистый-.
 
И, обратившись к молитве, просил Господа, дабы явил ему, правда ли то, что, хвалясь, говорил диавол. Когда наступило время полуночного богослужения, он пошёл в церковь, прося в себе Бога, дабы открыл и показал ему, правда ли говоренное диаволом.
И вот, видит по всей церкви как бы неких малых отроков в образе эфиопов, быстро обходящих церковь и летающих. В монастыре том был обычай: один брат читал псалмы, а прочие сидели и слушали.
И вот, рядом с каждым из братий сидели те эфиопы и посмеивались над ними. Кому пальцами своими дотрагивались до глаз, тот сейчас же начинал дремать.
А кому клали палец на уста, тот тотчас пробуждался.
Пред иными ходили в женском подобии, а пред другими делали иное.
И что представляли пред кем, тот о том и размышлял в себе.
 
Но от некоторых, как только начинали делать что-либо подобное, тотчас некоторою силою были прогоняемы и удаляемы, и более не могли ни стоять пред ними, ни даже пройти мимо.
А у некоторых немощных братьев, не внимающих молитве, насмехаясь, сидели на шее и на плечах.
Прп. Макарий, увидев это, вздохнул из глубины сердца и сказал: -Воззри, Господи, и не смолчи, воскресни, Боже, дабы разошлись враги Твои и убежали от лица Твоего, ибо душа наша полна поругания-.
По окончании службы, прп. Макарий, призывая поодиночке каждого брата, спрашивал, о чём тот думал во время богослужения, и каждый открывал свои помышления. Оказалось, что каждый думал о том, что, насмехаясь, представлял пред ним бес.-
/Ч-М. янв. 19/
 
Рассказывал прп. Феодосий Печерский:
св. Феодосий Печерский о падших духах-бесах -Вот, что со мною было однажды, - говорит св. прп. Феодосий Печерский, - я стоял в келье на молитве и пел обычные псалмы. Вдруг предо мною стал чёрный пес, так что не мог я поклониться. Так как он долго стоял предо мною и мешал мне, то я хотел ударить его, и он стал невидим. Тогда объял меня страх и трепет. И я хотел уже бежать из того места. Но Господь помог мне. Опомнившись от ужаса, я начал прилежно молиться Богу, делать частые земные поклоны и преклонять колена. Тогда страх оставил меня, и с того времени я уже не боялся того, что являлось пред глазами моими.-
 
/Из кн. ЖИТИЯ СВЯТЫХ архиеп. Филарета Гумилевского, мая 3, с. 97/
 
Из жизни прп. Пахомия Великого:
св. Пахомий Великий о падших духах-бесах -Однажды в образе не только ангела, но даже в образе Самого Христа явился диавол прп. Пахомию Великому и сказал: -Радуйся, старец, столько мне угодивший! Я - Христос и пришел к тебе, как к другу Своему-. Изумился прп. Пахомий и, неробко смотря на привидение, начал рассуждать: -Христово пришествие к человеку сопровождается радостию. Сердце не чувствует никакого страха, все помышления тотчас исчезают, ум делается очами серафимскими и весь вперяется в зрение славы Господней. И душа забывает время. Человек делается тогда бесплотным. А я теперь смущаюсь, боюсь... Нет, это не Христос!-.
 
Потом, оградивши себя крестным знамением, с дерзновением сказал: -Отойди от меня, дух злобы! Будь проклято лукавство всех твоих начинаний-.
Мгновенно призрак исчез, а храмина исполнилась смрада. По воздуху шумел ветер…-
/См. Училище Благочестия, 2-ой т., с. 26/
 
Рассказ из книги протоиерея Г. Дьяченко ДУХОВНЫЙ МИР:
-Двадцать шесть лет тому назад, в селе Нововасильевске, Бердянского уезда, Таврической губернии, жила Екатерина Лаврентьевна Мазаева, - моя бабушка, родная мать моей матери, - сообщает некто Г.Мамонтов.
Мне очень часто случалось бывать у ней, а иногда гостить по неделе и долее. Бабушка имела у себя служанку Дуню. Эта Дуня и есть героиня моего рассказа.
Дуня была одержима злым духом. Я называю его злым духом, как все очевидцы называли кого-то постороннего, пребывающего в Дуне, так как голос был слышен помимо её воли. Она не открывала рта, незаметно было ни движения лица, ни гортани, голос выходил как бы из внутренних частей её организма, и выговор был мордовский, между тем как Дуня говорила чисто русским языком.
 
экстрасенсы, маги, целители, колдуны, спириты Злой дух именовал себя Свирид Степанович и любил разговаривать со всеми. Свирид Степанович требовал от Дуни, чтобы она его кормила тем, что ему нравится, но Дуня отличалась честностью и никогда, не спросившись моей бабушки, ничего не брала и постоянно отказывала Свириду Степановичу. Тогда он начинал волноваться, Дуня падала, корчась в сильных судорогах, кричала, охала.
Присутствующие при этом спрашивают: -Что ты, Дуня? Что с тобой?-.
-Я не Дуня, я Свирид Степанович-.
Я сам спрашивал его: -Кто ты такой, Свирид Степанович?-
 
Он отвечал: -Я из мордвин. /Обычный приём демонов выдавать себя за душу умершего человека. Это в широких размерах делается со стороны злых духов на спиритических сеансах, дабы чрез это обольстить людей. Примеч. прот. Г. Дьяченко./
Шёл я в Киев молиться и поссорился с моим товарищем по путешествию. При этом, не имея воды для питья, я рассердился на свою жизнь и покончил с собою - повесился на сосне. После смерти мне много лет пришлось скитаться. Меня ни в какое общество духов не приняли. И вот один благодетель посадил меня в Дуню, а она меня обижает, не дает мне того, что мне хочется. Ей бабушка не запрещает меня кормить тем, что мне нравится, а она стыдится брать. Так вот я ей задам!- (Передаю, как он говорил.) Затем начинались корчи, крик, стоны.
 
Иногда бывали и прорицания; устами Дуни говорилось, что делается на больших расстояниях. Я помню, как однажды, когда Свирид Степанович разбунтовался и раскричался, бабушка подошла и спрашивает: -Ты что кричишь, Свирид Степанович? Замолчи!-
Он отвечает: -А как мне молчать, когда сегодня умер твой родной брат, который живёт в Новоголке, что недалеко от Александрополя за Кавказом, он болел три недели. Во время поездки в Тифлис простудился и о его смерти сегодня написали вам письмо, которое получите через две недели-.
И действительно, через две недели бабушка получила письмо, которым сообщали ей о смерти её родного брата и о том, что, ездивши в Тифлис, он получил простуду, заболел и умер.
Много было подобных случаев, о которых я в настоящее время не могу передать подробно, не помня лиц, кому он говорил. Впоследствии Свирид Степанович не стал рассказывать, говоря, что ему запретил один человек, но кто именно - не объяснил.-
/Дьяченко Г. Духовный мир. Рассказы и размышления, приводящие к признанию бытия духовного мира, Репр.изд. Москва, 1992. С. 255/
 
Об одержимых злыми духами:
К явлениям злого духа между людьми справедливо причисляется, так называемое, беснование. Бесноватые, или одержимые злым духом, бывают двух родов: на одних из них злой дух влияет только отвне.
Другими же он владеет внутренним образом, владеет всем их существом, заставляет их изрыгать богохульства, говорить на языках, которым они совершенно не учились, открывает им разные сокровенные вещи, знакомит их с разными тёмными предметами философии и теологии.
 
Возможность и действительность беснования не подлежит никакому сомнению. Они ясно утверждаются как Св. Писанием, так и учением церкви. Св. Писание, с одной стороны, сообщает нам много фактов беснования, с другой - передает, что Сам Иисус Христос и Его апостолы признавали бесноватых действительно одержимыми злыми духами.
Саул был одержим злым духом. /1 Царств. 16, 14-15/
Злой дух от времени до времени возбуждал в нём тоску, гнев и зависть в отношении к Давиду. Или даже, если Саул приходил в гнев по каким-нибудь естественным причинам, демон овладевал им и приводил его в ярость. Бесноватые, о которых говорится в Евангелии, /Мф. 8, 29; Мк. 1, 24/
что они громко кричали, что Иисус есть Христос, что Он прежде времени пришел их мучить, что Он Сын Божий, представляют, очевидно, несомненный пример одержимых злым духом…
 
 
Спаситель, в доказательство Своего небесного посланничества, указывает на исцеление Им бесноватых. Он опровергает фарисеев, которые говорили, будто Он изгоняет бесов силою веельзевуловою. Он доказывает, что изгоняет их силой Божией. /Мф. 12, 24-29/
Он говорил с демонами, жившими в бесноватых, угрожал им, повелевал им молчать.
Всё это, очевидно, доказывает, что Иисус Христос смотрел на бесноватых, как на действительно одержимых злыми духами. Подобно своему Божественному Учителю, апостолы и первенствующие христиане так же смотрели на них, как на одержимых злыми духами.
Когда семьдесят учеников Христовых, возвратившись со своей апостольской деятельности и отдавали Иисусу Христу отчёт в своих трудах, они, между прочим, сказали Ему, что и самые бесы им повинуются. /Лк. 10, 17/
 
По воскресении Своем Иисус Христос обещал Своим ученикам, что они во имя Его будут творить чудеса, изгонять бесов и получат дар пророчества. /Мк. 16, 17/
Всё это исполнилось буквально. Сами враги христиан, иудеи и язычники, так как они сами были очевидцами чудесных изгнаний демонов из бесноватых, совершаемых Иисусом Христом, Его апостолами и вообще христианами, не отвергали действительности этих изгнаний, а только объясняли их по-своему: одни приписывали их силе князя бесовского, другие силе магии, силе известных трав и пр.
 
Святые Отцы Церкви говорят:
Свв. Отцы церкви первых веков: св. Иустин, Лактанций, Тертуллиан, св. Киприан и другие говорят об изгнании христианами демонов из бесноватых с такою уверенностью и положительностью, что не остаётся никакого места для сомнения в действительности того, о чём они говорят.
Они ссылаются на своих собственных врагов, как на свидетелей защищаемого ими дела, и с твёрдой уверенностью вызывают их на то, чтобы в их собственном присутствии совершать опыты того, как сила веры Христовой изгоняет злых духов из бесноватых, принуждает их к открытию их настоящего имени, к сознанию, что язычники в своих храмах поклоняются только одним демонам.
 
Послушаем, относительно этого предмета, собственных слов просвященнейших писателей тех времен, когда еще совершалась борьба христианства с язычеством и когда между христианами часто бродили одержимые злым духом.
Арнобий говорит: -Был ли когда-нибудь смертный подобный Иисусу? Нужно только произнести Его имя, и злые духи бегут, прорицатели замолкают, пророки-жрецы немеют, и все искусство хитрых магов посрамляется-.
 
Лактанций говорит: -Ученики Иисуса именем Его и св. Знамением Его страданий - Крестом изгоняют нечистых духов. Это доказывается тем, что в присутствии христиан магические жертвоприношения остаются без всякого действия и даже самые знаменитые оракулы не дают никаких ответов-.
 
Св. Киприан писал к римскому градоначальнику Димитрию: -Придите, посмотрите и послушайте, что такое делается в нашем присутствии с богами, которых вы чтите. Заклинаемые и изгоняемые силой Божественного слова, они принуждены бывают оставлять одержимых ими людей. Поражаемые Божественной силой, с жалобными воплями, человеческим голосом возвещают они истину будущего суда, о котором учит наша вера. Придите и убедитесь сами в справедливости наших слов. Вы увидите, что духи, которым вы так рабски удивляетесь, которых вы так рабски чтите - дрожащие, пленённые, скованные лежат у ног наших. Особенно ясно вы поймёте ваше заблуждение, когда увидите, как ваши боги, изгоняемые силою нашего повеления, в вашем собственном присутствии, против своей собственной воли будут сознаваться в своём собственном обмане и лжи-.
 
-Приведите, - говорит Тертуллиан в одном сочинении против язычников, приведите на судилище какого-нибудь действительно одержимого злым духом, и демон, по требованию всякого христианина, так же публично сознается, что он злой дух, как прежде публично он выдавал себя за Бога.
Или приведите на судилище кого-нибудь из тех ваших людей, которые говорят, будто они действуют только одной Божественной силой. Которые под влиянием смрадных жертвоприношений приходят в экстаз и от времени до времени слышат слова, которые они во всё горло провозглашают, как оракульские изречения...
И если демон, который действует в этих людях в присутствии христиан - не сознается, что он есть действительно злой дух, и не будет таким образом посрамлен - тогда пролейте кровь этих христиан.
Возможны ли ещё более ясные доказательства, более твёрдые доводы-.
 
Сколько уверенности, сколько убеждения в этой торжественной речи!
Как многочисленны и общеизвестны должны были быть случаи, когда христиане, являясь публично пред чтителями той силы, которая производила языческие чудеса, вынуждали её к сознанию в своем ничтожестве!
Какую, таким образом, победу над древней магией одерживали христиане ещё прежде, чем своей собственной смертью доказывали, что имя их Бога побеждает все волшебные силы ада!
 
-Нет почти ни одного отца церкви, - говорит один учёный писатель, - который бы не усвоял христианам силы во имя Христово изгонять бесов. Все верующие первых веков были убеждены в действительности этой силы. Ни одна истина не была у них яснее и несомненней и не пользовалась большей известностью.
И нельзя указать ни одного язычника, даже из тех, которые по преимуществу враждовали против религии христианской, который бы заподозрил христиан в обмане и совершенно отверг бы действительность фактов этого изгнания-.
 
-Всегдашнее существование в церкви заклинательных молитв против бесноватых составляет новое доказательство действительного существования бесноватых. Оно доказывает, что церковь и её служители всегда признавали действительность бесноватости, так как они всегда употребляли против неё эти молитвы.
Даже иудейские заклинатели злых духов именем Христовым исцеляли бесноватых. /Мк. 9, 38/
Они верили также, что Иисус Христос может давать это исцеление. Они также произносили иногда имя Соломона и употребляли заклинания, установленные будто бы этим царем, равно как разные коренья и травы. Но всё это производило только нечто подобное тому, что совершает искусный врач, вылечивая ипохондриков и людей, воображающих, будто они одержимы злым духом. Или что совершает мудрый духовный отец, успокаивая и приводя в нормальное состояние терзаемые совестью, глубоко потрясённые сознанием своей греховности и мучимые страхом адских мучений души.
 
Бесноватые же, которые были исцеляемы Иисусом Христом и христианами, были действительно! одержимы злым духом. И могли быть исцелены только силой Божественной, именем Иисуса Христа, силой заклинаний.
Сын одного иудейского священника Скевы /Деян. 19, 14-16/ захотел изгнать демона из этого бесноватого именем Иисуса Христа, проповеданного Павлом. Бесноватый бросился на него, говоря, что он знает Христа и Павла, а его не боится, и иудей едва не был задушен злым духом.
 
Нужно строго отличать действительных бесноватых, от мнимых, равно как и действительных врачей, могущих исцелить от беснования, от обманщиков. Возможны и бывают такие бесноватые, которые только притворяются бесноватыми для того, чтобы таким образом возбуждать к себе сострадание и получать подаяния. Возможны и бывают и такие заклинатели, которые только злоупотребляют именем Христовым с целью обмана. Возможны и бывают и такие обманщики, которые подговаривают других притворяться бесноватыми с тою целью, чтобы посредством мнимого исцеления их приобрести себе славу-.
/См. кн. О явлении духов. Тайны загробного мира, А.Калмет, пер. с нем., 1877/
 
Св. Иоанн Богослов истину бытия злых духов тесно связывает с истиною пришествия в мир Сына Божия: -Творяй грех от диавола есть, яко исперва диавол согрешает. Сего ради явися Сын Божий, да разрушит дела диавола-. /1 Ин. 3, 8; ср. Мф. 12, 24-29; Иак. 2, 19; 2 Кор. 2, 11/
Из этих слов следует, что, не зная кто такой диавол, мы не можем знать, что сделал для нас Иисус Христос. И отрицание злых духов ведёт к отрицанию тайны падения, а, следовательно, и тайны искупления, В самом деле, для чего Христу было приходить на землю, когда диавола нет? А отрицание искупления необходимо должно привести к отрицанию всего христианства.
 
Что Иисус Христос приходил для того, чтобы разрушить дела диавола, свидетельствует вся евангельская история.
-Ваш отец диавол, - говорит Иисус Христос иудеям, - и вы хотите исполнить похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала, и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо лжец и отец лжи. /Ин. VIII, 44/
 
Затем Христос и в положительном учении, и в притчах - в объяснительной их части, часто упоминает о диаволе и о ангелах его. И везде учит о них, как о существах действительных, как о злых духах, старающихся вредить людям, губить их, и соблюдаемых для вечного огня.
Изображая последний, страшный суд, Христос говорит: -Сын человеческий скажет тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его-. /Мф. 25, 41/ Осуждение Своё Господь изрекает грешникам - существам действительным. Не ясно ли из этого, что диавол и ангелы его - тоже существа действительные, ибо для них прежде всех уготован огонь вечный, ожидающий и их последователей - грешников?
 
По утверждению Христа Спасителя, сатана в течение 18 лет мучил несчастную скорченную женщину. /Лк. 13, 11-16/ И он же просил Господа сеять апостолов как пшеницу. /Лк. 22, 31/
В других местах св. Евангелия приводятся слова Иисуса Христа о том, что существует целое царство злых духов, что диавол злобный князь сего царства, имеет слуг своих и называется поэтому князем бесовским. /Мф. 12, 25-27; Лк. 11, 17-20/
Что диавол - князь бесовский - есть князь мира сего /Ин. 12, 31/, что диавол и ангелы его действуют совместно, не препятствуя, а поддерживая друг друга ко вреду людей. /Мф. 12, 25-27; Мк. 3, 23-24; Лк. 11, 17-20/
/Дьяченко Г. Духовный мир. Рассказы и размышления, приводящие к признанию бытия духовного мира, Репр.изд. Москва, 1992. С. 229-230/
 
Итак, всё убеждает нас в бытии злых духов: и предания народов; и здравый разум, освещаемый светом Божественного Откровения; и опыт святых подвижников; и, наконец, верование церкви.
Поэтому, как говорит о. Иоанн Кронштадтский, -упорное неверие в бытие злых духов есть настоящее беснование, ибо идёт наперекор истине - наперекор Божественному Откровению-. Отрицающий злого духа человек уже поглощен диаволом (1 Петр. 5, 8) и, сидя во тьме и сени смертней, не в состоянии зреть Солнце правды-.
/См. кн. игумена Марка Злые духи, Спб, 1899. Соч. св. Иоанна Кронштадтского, т. 2/
 
Автор-составитель: архимандрит Иоанн (Захарченко)
 
Копируя материалы, пожалуйста, поставьте ссылку на сайт bogopoznanie.science /о. архимандрит Иоанн (Захарченко): arhioann@yandex.ru/
Авторские права.
наука о Богопознании
 
© Copyright Архимандрит Иоанн (Захарченко). Русская Православная Церковь. Россия, г. Сергиев Посад.
StOderzimaia