Наука о Богопознании
 
Главная > Статьи > Можно ли достигнуть спасения вне Православной Апостольской Кафолической Церкви?
МОЖНО ЛИ ДОСТИГНУТЬ СПАСЕНИЯ ВНЕ ПРАВОСЛАВНОЙ АПОСТОЛЬСКОЙ КАФОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ?
Автор: архимандрит Иоанн (Захарченко)
 
Берегитесь, чтобы вас не ввели в заблуждение: ибо многие придут под Именем Моим, говоря, что это Я. И это время близко: не ходите вслед их. /Евангелие от Луки. гл.21, ст.8/
Тогда, если кто вам скажет: вот, здесь Христос, или: вот там, - не верьте. Ибо восстанут лжехристы и лжепророки, и дадут знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно и избранных. /Евангелие от Луки гл.13, ст.21-22/
Спасается только тот, кто имеет главою Христа, - а имеет главою Христа лишь тот, кто находиться в Его теле, которое есть Православная Церковь. /De unit Ecciesiae. С.19. Блаженный Августин/
 
Однажды на Православном телеканале "Союз" шла программа, в которой ведущие принимали звонки от телезрителей. И вот одна женщина задала вопрос: "У меня родители (уже покойные) были старообрядцы, а я крестилась в Православной Церкви и посещаю храм. Могу ли я подавать на проскомидию своих покойных родителей в Православной церкви? Я считаю, что Бог у нас один и можно подавать". Ведущие телеканала, к сожалению, так и не смогли дать исчерпывающего ответа.
 
Попробуем дать удовлетворительный ответ.
 
Старообрядческая Церковь находится в расколе с Православной Церковью и, поэтому, у нас с ней нет литургического общения (единения). А поэтому мы не можем молиться и поминать за литургией старообрядцев. Для большего понимания и вразумления приведём очень поучительный рассказ об одном старообрядце, который из раскола перешёл в Православную Церковь по вразумлению от Самого Бога. Этот рассказ помещен в Соловецком Патерике:
 
Послушник Иоанн Сорокин /Соловецкий патерик. С.203/
 
Воспоминание о старце младенце.
 
...Заключим сказание о совершенном подвижничестве воспоминанием о старце младенце, который жил на земле 78 лет, но собственно считал своей жизни только 38 дней. Иван Васильевич Сорокин, государственный крестьянин Калужской губернии, был рожден и воспитан в расколе. Бежав из отечества, он большую половину жизни провел за границей в Белокриницком раскольническом убежище, где был пострижен в монашество с именем Ираклия. Когда он прибыл на родину для свидания со своими, его арестовали и препроводили в Соловецкий монастырь, под строжайший надзор, для увещаний и вразумлений в его заблуждениях. Десять лет от прожил в Соловецком остроге, не трогаясь никакими убеждениями и, по видимому, желая кончить жизнь в нераскаянии. Но всеблагий Бог, не хотящий смерти грешника, взыскал и это заблудшее овча, и привёл в ограду святой Церкви. Долго отказываясь от чтения книг, писанных в обличение раскола, он как-то прочитал описание путешествия инока Парфения, обратившегося из раскола, и это чтение возбудило в нём некоторое сомнение в истинности своих убеждений. Он начал молиться Богу о вразумлении его. "В одно утро", - так рассказывал он сам, - "после келейной молитвы, в которой со слезами просил Бога: "скажи мне Господи путь, по которому пойду," я заснул и увидел во сне, будто нахожусь в каком-то великолепном чертоге, и слышу над собою голос: "Иди в Церковь, потому что вне Церкви спастись нельзя." Я отвечал: "В Церкви находится много плевел и соблазнов". Голос говорил: "что тебе до этого? Ты будешь избраннее пшеницы". Я ещё сказал: "есть в Австрии Церковь с епископом и священством". Голос отвечал: "Австрийская Церковь - не Церковь, потому что она отделилась от Восточной церкви, и нет в ней спасения". Этим окончился знаменательный сон, и вот Иван, от самого рождения ни разу не переступавший порога церковного пришел в храм 5-го января, в навечерие Богоявления Господня.
Торжественность великой вечерни и литургия св. Василия Великого, величественный обряд освящения воды, с велегласным многолетсвованием Императора, Синода и всех православных христиан, светлое освещение, множество благоговейных священнослужителей и стройное иноческое пение: все это сильно подействовало на душу заблуждающегося, и тут же он утвердился в мысли, что в Православной Церкви обитает истинная благодать, которой ослепленные напрасно ищут в Белокриницкой лжеиерархии. С этого времени, Иван ежедневно начал ходить в церковь со слезами раскаиваясь в своих заблуждениях. 17 апреля 1860 года, с разрешения Святейшего Синода, был присоединён к Православной церкви и включён в разряд старших послушников, с ношением рясы. Но и по присоединении к Церкви он не оставлял ещё двоеперстия. Постоянно слыша об этом напоминания от восприемного отца, он с искреннею верою и упованием начал молить Бога, чтобы Он Сам подал ему извещение об истинности и древности употребляемого в Церкви троеперстия; и вот в одну ночь, стоя на молитве, Иван явственно услышал голос: "верь всему глаголемому тебе: тебе говорят правду". С неизреченною радостью, в то же время, он сложил три перста и назнаменовал на себе ими крестное знамение. Теперь он сделался истинным сыном Церкви, и как будто этого ожидала благодать Божия, потому что через несколько дней Иван почил с миром (25 мая), пребыв в числе братства и в чину послушников 38 дней. В последние минуты жизни, сидевший у его одра восприемный его отец, опасаясь, чтобы враг не поколебал веры его в св.Церковь, тихо спросил: "не смущают ли тебя какие-нибудь помыслы?" И услышал ответ: "нет, батюшка, я спокоен духом и благодарю Бога". Надобно заметить, что Иван, и в расколе пребывая, проводил жизнь сосредоточенную и девственную и от других раскольников отличался особенною кротостью и снисходительностью ко всем не соглашавшимся с его мнениями; увещания предлагаемые ему, он выслушивал с полным вниманием, за что, конечно, удостоился познать свои заблуждения и умереть в недрах Православной церкви.
 
Грех раскола считается очень тяжёлым смертным грехом, и, по учению Св.Отцов, не омывается даже мученическою кровью. В таком расколе ныне находится "митрополит" Филарет Денисенко на Украине. Слово митрополит взято в кавычки не случайно, ныне он никакой не патриарх, ни митрополит, а простой мужик, так как с него Собор Русской Православной Церкви снял и епископский сан и монашество. Он просто самозванец. А люди, которые обращаются в церковь под его управлением, рискуют своим спасением.
 
Насколько важно принадлежать к Святой Апостольской Православной Церкви в деле нашего спасения, мы находим и в древней Византийской империи. Приведем несколько чудесных вразумлений некоторым людям, которые отошли от чистоты Православия.
 
Чудо Пресвятой Богородицы, побудившее Космиану, жену патриция Германа, возвратиться в лоно св.Церкви из ереси Северовой. /Луг духовный. Гл. 48. С.205/
 
Ты не принадлежишь к нам, поэтому не входи сюда!
 
Пресвитер Афанасий, ризничий церкви св. Воскресения Христа Бога нашего, передавал нам, что однажды, в ночь под воскресенье, Космиана, жена патриция Германа, придя одна, желала поклониться св. и животворящему Гробу Господа нашего Иисуса Христа истинного Бога. Она уже приблизилась к вратам святилища, и вот навстречу ей явилась видимым образом наша Владычица Пресвятая Богородица в сопровождении других жен. "Ты не принадлежишь к нам, не наша, поэтому и не входи сюда", - сказала Богоматерь. Космиана действительно принадлежала к секте Севера акефала. На настойчивые мольбы о дозволении войти ко св. Гробу Богоматерь отвечала: "Поверь мне, женщина, что ты не войдешь сюда, если не присоединишься к нам". Поняв, что уклонение в ересь возбраняет ей доступ к святыне, которой она не увидит, пока не обратится к Св. Кафолической и Апостольской Церкви Христа Бога нашего, Космина тотчас позвала диакона. Когда диакон пришёл со св. Чашею, она причастилась Св.Тела и Крови великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, а затем удостоилась беспрепятственно поклониться и св. животворящему Гробу Господа.
 
Дивное видение палестинского военачальника, побудившее его отречься от ереси и возвратиться в лоно Христовой Церкви. /Луг духовный. Гл. 49. С.208/
 
Видно, есть еще какая-нибудь преграда!
 
Пресвитер Анастасий рассказал нам ещё о следующем происшествии. Гевемер, сделавшись палестинским военачальником, прежде всего явился поклониться Св. Христову Воскресению. Лишь только хотел он войти во храм, как увидел барана, бросившегося на него, чтобы ударить рогами. В сильном испуге он отступил назад. Стоявшие здесь Азарий, хранитель св. Креста и храмовые служители спрашивали его: "Что с тобой, господин? Отчего ты не войдешь?" - "Зачем вы пустили сюда этого барана?" - спросил военачальник. Все были поражены удивлением. Осмотрели св. Гроб и ничего не нашли. "Тут нет ничего - ступай!" Гевемер снова попытался войти - и снова то же явление: баран устремляется на него и не дает ему войти… Это повторялось не раз. Видение было только одному Гевемеру, другие совсем ничего не видели. "Поверь мне, господин, - сказал тогда хранитель св. Креста, - у тебя что-нибудь есть на душе… Это и возбраняет тебе доступ к св. и животворящему Гробу нашего Спасителя. Ты хорошо сделаешь, исповедавшись пред Богом. Милостивый и человеколюбивый, желая твоего спасения, Он явил тебе это знамение". "О, на мне много тяжких грехов пред Господом", - воскликнул Гевемер, проливая слёзы. И пав на лицо своё, он долго плакал и исповедовал грехи свои пред Богом. И, поднявшись, снова хотел было войти и - не мог: явившийся баран ещё с большей силой преграждал ему доступ к святыне. "Видно, есть ещё какая-нибудь преграда", - сказал хранитель Креста. "Не потому ли я не могу войти, что не состою в общении со Св. Кафолической и Апостольской Церковью, а принадлежу к секте Севера?", - сказал военачальник и просил хранителя, чтобы сподобил его причащения Св. и Животворящих Тайн Христа Бога нашего. Пришёл диакон со св. Чашею, и он, причастившись, присоединился к Церкви. После этого приступил и поклонился св. Гробу, ничего более не видев.
 
Жизнь старца препростого. /Луг духовный. Гл. 178. С.453/
 
Хорошо, хорошо.
 
Авва Георгий, пресвитер киновии Схолариевой, поведал нам, что в кельях жил старец - великий подвижник, он был прост в вере и без разбору причащался, где придётся. Однажды явился ему ангел Божий. "Скажи мне, старец, если ты умрёшь, как желаешь ты быть погребённым? Так ли, как погребают египетских иноков или как иерусалимских?" - "Не знаю" - отвечал старец. "Смотри, - сказал ангел, - я приду к тебе через три недели, и ты дашь мне ответ". Старец отправился к другому старцу и рассказал ему то, что слышал от ангела. Старец выслушал и изумился. И, долго и пристально посмотрев на него, как бы по вдохновению Свыше, спросил старца: "Где ты причащаешься Св.Таин?" - "Где придется…" "Смотри, не причащайся нигде вне Святой Кафолической и Апостольской Церкви, в которой прославляются четыре святых Собора: Никейский из 318 отцов, Константинопольский из 150, первый Ефесский из 200 и Халкидонский из 630. И вот, когда придёт ангел скажи ему: "желаю быть погребённым по иерусалимскому обычаю"". По прошествии трёх недель пришёл ангел и спросил старца: "Ну, что же, старец? Надумался ли?" - "Желаю быть погребённым по иерусалимскому обычаю", - отвечал старец. "Хорошо, хорошо!", - сказал ангел. И старец тот час предал душу Богу. Всё это произошло, чтобы старец не потерял своих подвигов и не был осужден с еретиками.
 
В наше время разнообразные секты размножаются так сильно, как сорняки после обильного дождя, их можно исчислять уже сотнями тысяч, особенно в Западной Европе и Америке. Там уже что ни человек - то своё мудрование. Можно с уверенностью сказать, что и у нас в России и Украине их не меньше.
 
Люди добрые, держитесь Православия и спасётесь!
 
Несколько поучительных рассказов взятых из книги "Луг Духовный".
 
Чудо Пресвятой Богородицы над Гаианом комедиантом /Луг духовный. Гл. 47. С.203/
 
О комедианте Гаиане.
 
В одном из городов ливанской Финикии был комедиант Гаиан. Он, понося Пресвятую Богородицу, представлял Её в театре. И вот, является ему во сне Богоматерь и говорит: "Какое зло Я причинила тебе? За что ты издеваешься и поносишь Меня?" Пробудившись, комендант не только не образумился, но ещё более поносил Её. Снова явилась ему Пресвятая Богородица и, вразумляя его, произнесла те же слова. Но и это вразумление не подействовало на несчастного. В третий раз явилась ему Пресвятая Дева с тем же самым вразумлением, но комедиант оказался неисправим. Наконец, однажды во время полуденного отдыха Она явилась ему и, не сказав ни слова, одним только перстом провела черту по его рукам и ногам. Проснувшись, он почувствовал, что у него отнялись руки и ноги и лежали без движения, как бревна… Всем показывал себя несчастный, громко исповедуя свое нечестие, за которое воспринял достойное возмездие - и то ещё ради человеколюбия…
 
Жизнь инока, подвизавшегося на горе Елеонской, и о почитании образа Пресвятой Богородицы. /Луг духовный. Гл. 45. С.198/
 
Не тебе, клятвопреступнику, уличать меня!
 
Один из старцев передал нам следующий рассказ аввы Феодора Илиотского: на горе Елеонской жил затворник, великий подвижник. Диавол сильно обуревал его блудными помыслами. Однажды при страшном нападении диавола старец, потеряв терпение, воскликнул: "Когда же, наконец, ты оставишь меня в покое? Отступи от меня, по крайней мере, в моей старости!" Тогда диавол видимым образом явился старцу. "Поклянись мне, что никому не откроешь того, что скажу тебе, и я перестану нападать на тебя", - "клянусь Живущим на небе, - поклялся старец, - что никому не открою сказанного тобою". "Перестань поклоняться вот этому Образу, - сказал диавол, - и я прекращу брань на тебя". На иконе было изображение Владычицы нашей Пресвятой Богородицы Марии с Предвечным Младенцем Господом нашим Иисусом Христом. "Дай мне подумать", - ответил старец. На следующий день старец передал обо всем авве Феодору Илиотскому, жившему тогда в лавре Фаран. От него и мы узнали. "Воистину, авва, ты поруган, потому что поклялся, - сказал ему авва Феодор, - но хорошо поступил, что не умолчал. Знай, что нет греха гибельнее и ужаснее, как отречься от поклонения Господу нашему Иисусу Христу и Его Матери". После этого, успокоив и подкрепив старца различными наставлениями, авва Федор удалился к себе. Снова является затворнику диавол. "Что ж это значит, негодный старик!? - сказал диавол - Не клялся ли ты мне, что никому не будешь говорить? Зачем ты рассказал все пришедшему к тебе? Знай, что ты будешь осуждён в день суда, как клятвопреступник!.." - "Не тебе, клятвопреступнику, уличать меня!! - отвечал старец - Сам знаю, что я клялся и нарушил свою клятву, но не перед тобою, а пред Господом и Творцом моим. Тебя же слушать не стану: ты-то вот уж подлинно подвергнешься неизбежной каре, как первовиновник всякого зла и клятвопреступник!...
 
Жизнь старца-инока близ города Антинои и о молитве за усопших. /Луг духовный. Гл. 44. С.197/
 
Придет смерть и вместе с нею кара!
 
Когда мы пришли в Фиваиду, один старец рассказывал нам: "За городом Антиноей жил великий старец, проживший в своей келье около семидесяти лет. У него было десять учеников. Один из них был очень нерадив. Старец не раз уговаривал и молил его: "Брат, подумай о своей душе. Придет смерть и вместе с нею - кара". Но брат никогда не слушал старца и не принимал к сердцу его слов. Спустя немного времени этот брат скончался. Много печалился о нем старец: он знал, что брат покинул этот мир в великом нерадении и беспечности. И начал старец молиться: "Господи Иисусе Христе, истинный Бог наш, покажи мне, что сталось с душою брата". И вот, как бы в забытьи, он видит огненную реку. В огне - великое множество осужденных, и среди них - брат, погруженный по шею. "Не ради ли этой муки я молил тебя, чадо, чтобы ты позаботился о своей душе?" - "Благодарю Бога, отец мой, что хотя моя голова свободна от мучений. По молитвам твоим я стою над головой епископа".
 
Инок обители аввы Севериана, спасенный девицей от греха. /Луг духовный. Гл. 39. С.183/
 
Молил, чтобы никогда не отлучаться из монастыря.
 
Когда я был в великой Антиохии, один из пресвитеров той Церкви рассказал мне следующее происшествие, о котором слышал от патриарха Анастасия. Один монах из монастыря аввы Севериана послан был на служение в область Елевферопольскую, и дорогой зашел к одному христолюбивому земледельцу. У него была одна дочь. Мать её уже скончалась. Монах прожил в доме земледельца три дня. Всегдашний враг людей - диавол - внушил брату нечистые помыслы и страсть к девице, и он искал удобного случая причинить ей насилие. Внушивший нечистую похоть диавол позаботился и об этом. Отец девицы по неотложной нужде отправился в Аскалон. Монах, видя, что в доме никого нет, кроме него и девушки, приступил к ней с явным намерением обесчестить её. Увидев его в сильном волнении, в пылу нечистой похоти, девушка сказала ему: "Успокойся и не спеши причинить мне бесчестие… Отец мой не вернется домой ни сегодня, ни завтра… Выслушай сперва, что я скажу тебе… Видит Бог, я готова удовлетворить твоей страсти…". И стараясь перехитрить монаха, девушка начала говорить ему: "Скажи мне, брат мой, сколько времени ты прожил в монастыре?" - "Семнадцать лет". - "Имел ли ты сношения с женщинами?" "Нет". - "И ты теперь не прочь ради одного часа потерять весь свой подвиг!? О, сколько раз ты проливал слёзы, чтобы представить плоть свою Христу незапятнанной! И неужели из-за минутного наслаждения ты желаешь теперь лишиться всех своих трудов!? Погоди - вот еще что: хорошо, я послушаюсь тебя… Но если ты падёшь со мною, возьмёшь ли ты меня к себе и будешь ли кормить?" - "Нет" - ответил монах. - "Так я тебе скажу сущую правду, - воскликнула девица, - если ты обесчестишь меня, будешь виновником многих зол…" - "Каким образом?" - спросил монах. "Во-первых, - отвечала девушка, - ты погубишь мою душу, и моя погибшая душа взыщется на тебе. Знай - и я клянусь Тем, Кто сказал: "Не лги", - знай, что если ты обесчестишь меня, я немедленно удавлюсь, и ты окажешься убийцей и будешь судим как убийца! Чтобы не случилось этого, ступай-ка лучше в свой монастырь и там прилежно помолись обо мне". Монах пришёл в себя, отрезвился и, оставив дом земледельца, возвратился в свой монастырь. Пав к ногам игумена, чистосердечно раскаялся и молил, чтобы ему никогда более не отлучаться из монастыря. Прожив ещё три месяца, он отошёл к Господу.
 
Удивительный поступок одной благочестивой женщины. /Луг духовный. Гл. 60. С.226/
 
Монахиня схватила гребень и вырвала свои глаза.
 
Во время пребывания нашего в Александрии один христолюбивый рассказал нам следующее: "Одна монахиня жила в своём доме, проводя дни в уединении и заботе о своей душе. Она постилась, творила молитву, проводила ночи в бдении и подавала много милостыни. Но вечно воинствующий против рода человеческого воздвиг на неё бурю, вдохнув в одного юношу сатанинскую страсть к ней. Этот юноша поджидал её за порогом её дома. Собиралась ли она куда-нибудь, выходила ли в храм для молитвы, юноша не упускал случая докучать ей и даже оскорблять её, нашептывая ей бесстыдные речи, так что под конец она принуждена была сидеть дома во избежание оскорблений от этого юноши. Однажды монахиня послала к нему свою служанку пригласить его в дом: "Пойди, тебя зовет моя госпожа". Молодой человек обрадовался, вообразив, что достиг, наконец, своей цели, и пришёл к ней. Монахиня сидела на своей постели. "Садись здесь", - сказала она гостю. И, усадив его, говорит: "Скажи мне, брат мой, зачем ты меня так преследуешь, что мне нельзя уже и выйти из дома?" - "От страстной любви к тебе, государыня моя… И как только увижу тебя - я весь горю в пламени". - "Что же ты нашел во мне привлекательного, что так полюбил меня?" - "Твои чудные очи - они очаровали меня…". Монахиня, услыхав это, схватила гребень и тотчас вырвала свои глаза… Лишь только увидел это юноша - поражённый в самое сердце, удалился в Скит и там сделался добрым иноком.
 
Жизнь отшельника аввы Феодосия. /Луг духовный. Гл. 66. С.232/
 
Вот, с ним тебе предстоит борьба.
 
Авва Антоний, основатель и настоятель лавры Илиотской, рассказал нам об авве Феодосии молчальнике то, что слышал от него самого. "Прежде чем удалиться в пустыню, - рассказывал авва Феодосий, - в состоянии духовного восторга я видел Юношу, лицо Которого сияло светлее солнца. Взяв меня за руку, Он сказал: "Пойдём, тебе предстоит состязание", - и привёл меня в театр, обширности которого я не могу описать. Весь театр был наполнен зрителями. Одна часть была в белых одеждах, другие были черны, как эфиопы. Юноша привёл меня на середину театра. Здесь я увидел эфиопа необыкновенного роста: голова касалась облаков. Он был безобразен и имел вызывающий вид. Явившийся юноша говорит мне: "Вот с ним тебе предстоит борьба". При виде исполина я пришёл в ужас и задрожал… "Кто же из людей с одними человеческими силами может бороться с ним?!", - воскликнул я, обращая умоляющие взоры на приведшего меня Юношу. "А ты всё-таки бодро выходи против него. Я буду при состязании… Сам буду Судьёй и вручу тебе победный венец". Мой противник также выступил на середину, и мы начали борьбу. Быстро явился дивный Судья и вручил мне венец. И вот - всё множество эфиопов с воплем вдруг исчезли. Тогда люди, облечённые в белые одежды, воссылали хвалы Тому, Кто помог и доставил мне славную победу".
 
О святом иноке, который сделал неподвижным ловчего сарацинского на два дня. /Луг духовный. Гл. 133. С.368/
 
Стой!
 
В Клизме язычник сарацин рассказывал тамошним жителям, а также и нам: "Однажды я отправился на охоту на гору аввы Антония. Подхожу к горе и вижу сидящего инока. В руках у него была книга, которую он читал. Иду прямо к нему, чтобы ограбить его, а может быть и убить. Но когда я приблизился к нему, он простёр ко мне свою правую руку и сказал: "Стой!" И я простоял двое суток, будучи не в состоянии двинуться с места. "Ради Бога, Которого ты чтишь, отпусти меня", - стал я просить. - "Ступай с миром!" - сказал инок. И я получил возможность уйти с того места, на котором стоял".
 
Жизнь Давида, атамана разбойников, ставшего потом иноком. /Луг духовный. Гл. 143. С.380/
 
Он всех назидал своей жизнью.
 
По прибытии в Фиваиду мы пришли в город Антиноэ к софисту, ради пользы душевной. Он рассказал нам. В области города Гермополиса был один разбойник по имени Давид. Он многих ограбил, совершил много убийств, словом сказать - сделал столько зла, как никто. Однажды, занимаясь разбоем, он находился на горе вместе со своей шайкой человек в тридцать. Тут он пришёл в себя и стал сокрушаться о совершённых им злодеяниях. Бросив свою шайку, он пришёл в монастырь и постучался в ворота. Вышел привратник. "Что тебе нужно?" - спросил он его. - "Хочу сделаться иноком", - отвечал атаман. Привратник пошел и доложил авве. Авва вышел и увидел, что пред ним - старик. "Как ты будешь жить здесь? - спросил авва.- Здесь братия пребывают в великом труде, в великом подвиге. А ты всю жизнь прожил не так. Где же тебе выдержать монастырское правило!" - "Нет, я всё буду исполнять, - упрашивал тот, - только прими меня". Но старец оставался непреклонен. "Не можешь исполнить!", - говорил. "Ну, так знай! - воскликнул атаман, - что я - Давид, атаман разбойников, и пришёл сюда ради того, чтобы оплакать свои прежние грехи. Если ты не примешь меня, клянусь Живущим на небесах, что я вернусь к старому промыслу, приведу сюда мою шайку, всех вас перебью и сотру с лица земли монастырь ваш!". Услышав это, старец ввёл его в монастырь, постриг и облёк в иноческую одежду. И, начав подвизаться, он превзошёл всех воздержанием, послушанием и смиренномудрием, а в монастыре было около семидесяти иноков. Он всех назидал своей жизнью, всем служил примером. Однажды он сидел в своей келье, и ему предстал Ангел Господень. "Давид, Давид, Господь Бог простил тебе грехи твои, и отселе ты будешь совершать знамения". - "Не могу поверить, - отвечал он ангелу, - что в столь короткое время я заслужил прощение моих грехов, которые многочисленнее песка морского". - "Если я не пощадил Захария, не поверившего мне, когда я возвестил ему о рождении сына, но связал язык его в наказание за неверие словам моим, - пощажу ли тебя? - сказал ангел. - Отныне ты лишён будешь дара слова…" - "Как!? Когда я был в мире и совершал безбожные дела и кровопролитие, - вскричал Давид, бросившись к ногам ангела, - я мог говорить, а теперь, желая служить Богу и возносить Ему хвалу, теперь ли свяжешь мой язык?!" - "Ты не будешь лишён дара слова во время Божественной службы, а во всё остальное время будешь молчать навсегда!" Так и было. И много знамений явил Бог через него. Он пел псалмы, но других речей - ни длинных, ни кратких - никто не слыхал от него. Тот, кто рассказал нам это, прибавил, что ему часто приходилось видеть его. И за это он прославлял Бога.
 
О разбойнике Кириаке. /Луг духовный. Гл. 165. С.426/
 
Один христолюбец рассказывал нам о разбойнике по имени Кириак. Он разбойничал в окрестностях Эммауса, что теперь Никополь. Он отличался такой жестокостью и бесчеловечием, что его прозвали Волком. В его шайке были не только христиане, но и иудеи и самаряне. Однажды некоторые из окрестностей Никополя отправились в Великую Субботу во св. град для крещения детей своих. После крещения они возвращались в своё место, чтобы дома отпраздновать день Светлого Христова Воскресения. Навстречу им попались разбойники, но без атамана. Мужчины спаслись бегством. Разбойники, захватили женщин и совершили над ними насилие. Бежавших мужей встретил атаман и, остановив, спросил: "Что вы бежите?" Те рассказали ему обо всем. Вернув их, он отправился к своей шайке и нашёл детей, брошенных на земле. Узнав, кто совершил гнусное злодеяние, он отрубил негодяям головы и велел мужьям взять детей, чтобы женщины не смели касаться их, так как были осквернены. Атаман охранял их на пути до самого их местожительства. Спустя немного времени Кириак был схвачен и просидел в тюрьме десять лет, и ни один из начальников не казнил его. Впоследствии он и совсем был освобожден. "Ради спасённых детей я избежал злой смерти, - говорил он. - Они явились мне во сне и говорили: не бойся! Мы молим за тебя!" Я и авва Иоанн, пресвитер монастыря Евнухов, разговаривали с ним, и он нам рассказал то же самое, и мы воздали славу Богу.
 
Жизнь разбойника, ставшего иноком и потом добровольно отдавшего себя на казнь. /Луг духовный. Гл. 166. С.428/
 
Зачем ты убил меня?
 
Авва Савватий говорил нам: "Когда я жил в лавре аввы Фирмина, пришел разбойник к авве Зосиме киликиянину и стал просить старца: "Окажи мне милость ради Бога! Я совершил много убийств… Сделай меня иноком, чтобы я мог отстать от злых дел". Старец, наставив его, сделал иноком и облёк в ангельский чин. Спустя немного времени старец сказал ему: "Поверь мне, чадо, тебе нельзя оставаться здесь. Если начальник узнает о тебе, возьмёт тебя; точно так же и враги твои постараются умертвить тебя. Послушайся меня, и я отведу тебя в другую киновию, подальше отсюда". И отвёл его в киновию аввы Дорофея, что близ Газы и Маиума. Девять лет прожил он там, изучил Псалтирь и весь монашеский устав. Но вот он снова идёт в монастырь аввы Фирмина к принявшему его старцу и говорит ему: "Честный отче, сделай милость - возврати мне мирские одежды и возьми обратно иноческие". "Зачем же, чадо?", - спросил опечаленный старец. - "Вот уже девять лет, как тебе хорошо известно, я провёл в монастыре, постился, сколько было силы у меня, воздерживался и жил в послушании, в безмолвии и страхе Божием, и я хорошо знаю, что благость Божия простила мне много злодеяний… Но вот я ежедневно вижу пред очами мальчика, говорящего мне: "Зачем ты убил меня?" Я вижу его и во сне, и в церкви, и в трапезе, слышу его голос, и нет у меня ни одного часа спокойствия… Вот почему отче, я хочу идти, чтобы умереть за мальчика… Совсем напрасно я убил его…" Взяв свою одежду и надев её, он ушёл из лавры и прибыл в Диосполис, где был схвачен и на другой день обезглавлен.
 
Автор: архимандрит Иоанн (Захарченко)
 
Копируя материалы, пожалуйста, поставьте ссылку на сайт bogopoznanie.science /о. архимандрит Иоанн (Захарченко): arhioann@yandex.ru/
Авторские права.
наука о Богопознании
 
© Copyright Архимандрит Иоанн (Захарченко). Русская Православная Церковь. Россия, г. Сергиев Посад.